БИБЛИОТЕКА
ССЫЛКИ
КАРТА САЙТА
О САЙТЕ





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Общие замечания об этих экспериментах

Числа очков, полученные каждым из "высокоочковых" испытуемых, были таковы, что никто не мог отрицать присутствие здесь какого-то фактора, отличного от случайности. Райн разбирает 5 возможных гипотез, противостоящих ЭСВ, - случайность, надувательство, некомпетентность, бессознательное сенсорное восприятие и логическое умозаключение - и приходит к выводу, что он исключил возможность любой из них и что никакая серьезная контргипотеза к ЭСВ здесь невозможна. Между тем даже при поверхностном разборе оказывается трудным понять, почему можно столь легкоотброситьпротивостоящие гипотезы.

Ясно, что неприменимость гипотезы о чисто случайном возникновении высокого числа очков обсуждать не стоит. Правда, статистическая обработка данных Райном вызывала некоторые возражения, однако сам результат неоспорим. Метод, использованный Райном, годится для случайно распределенных мишеней, то есть таких, которые возникали бы, если бы после каждого угадывания карту возвращали в колоду, колоду тасовали и лишь затем извлекали новую карту в качестве очередной мишени. Поскольку же колоды карт, использованные Райном, содержали точно по 5 карт с каждым символом, то есть были ограниченными колодами, распределение мишеней не являлось случайным. На самом деле использование ограниченной колоды не очень влияет на заключения. Не играет никакой роли, составляют ли шансы против случайного возникновения результата Пирса 10100 к 1 или 1090 к 1.

Однако при рассмотрении результатов, полученных в экспериментах по методике РТ, вопрос о статистическом анализе возникает. Здесь испытуемый угадывал 5 символов, расположенных в том или ином порядке, после чего ему предлагали очередные 5 мишеней - те же символы, но уже в новом порядке. Если экспериментатор для очередного прогона попросту переставлял символы, то шансы испытуемого на высокий счет были значительно выше, чем при угадывании случайно возникающей серии символов.

Самым достопримечательным в райновском разборе гипотезы о мошенничестве является то, что он вовсе не упоминает о первых 3 прогонах в эксперименте Тэрнер - Оунби. Думал ли он, что подделка записей в какой-то форме имела место, или нет, этот случай весьма существен и его следовало обсудить.

Райн рассматривает две возможности: мошенничество испытуемого, который проводит опыты с самим собой, и мошенничество обоих участников - испытуемого и экспериментатора. Единственная форма контроля над испытуемым, который проводит опыты с самим собой, заключается в сравнении очков, полученных им наедине, с очками, полученными им в присутствии свидетелей. В большинстве случаев результаты оказываются сходными, однако мисс Оунби составляет исключение. Она проводила опыты сама с собой по методике "вниз до конца". Большинство попаданий приходилось у нее на середину прогона, тогда как все остальные испытуемые, угадывавшие при свидетелях, получали при этой методике большинство попаданий в начале и в конце прогона.

Кроме того, мисс Оунби, получавшая наедине в среднем по 8,4 попадания, в присутствии наблюдателей не смогла получить результат, который статистически превосходил бы случайный уровень.

Обсуждая компетентность исследователей и наблюдателей, Райн приходит к заключению, что экспериментальные условия становились все более жесткими, и указывает, что никакой бреши в них обнаружить не удалось. Его окончательный вывод состоит в том, что гипотеза о некомпетентности "нашла бы мало сторонников и не нашла бы никакого подтверждения". Тем не менее критик не может не заметить множества случаев, когда самая простая проверка со стороны исследователя могла бы предотвратить значительную часть возникавших впоследствии споров. Возможно, что эксперимент Пирса-Прэтта был задумай как ответ на известную долю этой критики, но это отнюдь не объясняет, почему исследователи неделя за неделей слепо доверялись довольно слабой схеме эксперимента. Когда, например, обнаружилось, что при методике "вниз до конца" Пирс при удалении от колоды хотя бы на один ярд не может получить очки выше случайных, то почему он не был испытан на малых расстояниях, но при полном экранировании карт с момента его появления в комнате и до окончания записи? Если такая попытка и делалась, то никаких сведений о ней не приводится. Пирс подвергался проверкам с экранированными картами, но выяснилось, что в этих опытах, ставившихся но основной методике, он сам держал карты за экраном и отдавал их по мере угадывания.

Мы уже касались того, как могут использоваться испытуемым обычные сенсорные ключи. Используются ли они сознательно или бессознательно, сути дела не меняет. Райн подчеркивает, что Пирс обычно не смотрел на колоду до высказывания догадки, хотя, по-видимому, время от времени рассеянно поглядывал на нее. Он также упоминает, что Пирс предпочитал сидеть с закрытыми глазами, иногда прижимая ладонь к глазам или лбу. Надо сказать, что человеку, который хочет незаметно посмотреть на рубашки карт, легче всего сделать это, прищурив глаза или заслонив их рукой. Человек с прищуренными глазами может сидеть вполоборота к картам и все-таки смотреть на них, причем наблюдатель, совсем не обязательно заметит это. Судя по фотографии, на которой снят Райн, проводящий опыт с Пирсом по методике "вниз до конца", Пирс мог без малейших затруднений рассматривать верхнюю карту и края остальных карт в колоде.

Райн останавливается и на возможности бессознательного нашептывания, но, по-видимому, считает включение вентилятора или автомобильного мотора достаточной мерой против такого ключа.

Последняя гипотеза - о логическом умозаключении - возникает, например, в связи с методикой ВТ-5. Поскольку испытуемый после каждых 5 попыток видит мишени, у него есть возможность после 20 попыток точно знать, какие символы еще остались в колоде. Он не будет знать порядок их появления, но, если исключить тот вариант, при котором каждый из символов появлялся ровно 4 раза среди первых 20 карт, испытуемый может получить дополнительные, попадания. Так, если символ "волнистые линии" появлялся при первых 20 попытках только три раза, то испытуемому нужно последние 5 раз называть только этот символ, чтобы обеспечить себе два попадания. Сам Райн указывал, что испытуемые получали высокие числа очков в последних 5 испытаниях, когда применялась методика ВТ-5. Он обсудил также возможность логического умозаключения при методике РТ, однако здесь он полностью упустил из виду существенные моменты. Легко показать, что, используя логические умозаключения, испытуемый может добиться в экспериментах такого типа чрезвычайно высокого счета.

Если учесть условия, при которых получено большинство результатов, описанных в "Экстрасенсорном восприятии", то вряд ли можно сказать, что эти эксперименты носили какой-либо иной характер, кроме поискового. Заключительный дистанционный этап работы с Пирсом носил уже совершенно иной характер, чем предыдущие. Поскольку во время этих опытов Пирс находился не менее чем в 100 ярдах от карт, сенсорные ключи были устранены, а другие подробности, касающиеся эксперимента, как будто указывают, что Пирсу наконец-то пришлось работать в достаточно строгих условиях.

Серия Пирса-Прэтта остается по сей день одним из немногих экспериментов с ЭСВ, которые большинство парапсихологов считают доказательными. Подробно эта серия будет рассмотрена в главе 7.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2010-2017
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://ezoterikam.ru/ "Ezoterikam.ru: Библиотека о непознанном"