БИБЛИОТЕКА
ССЫЛКИ
КАРТА САЙТА
О САЙТЕ





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Записка, составленная мистером Дирнели

Для определения позиций символа были использованы четыре метода:

1. Я замечал символ крайней ключевой карты слева от мистера Хэнзела и, наблюдая за тенью от его руки, видел, что он брал эту карту первой. Я считал, что мистер Эндерсон первой повесит эту же карту. Наблюдая за тенью от руки мистера Эндерсона и прислушиваясь к шуму, который он производил, вешая карты на крючки, я мог определить, вешается ли очередная карта слева от первой. Я подсчитывал число карт, повешенных справа и слева, и мог в результате определить положение известной мне карты.

2. Я замечал символ ключевой карты, крайней справа от мистера Хэнзела, и, используя тот же самый ключ, видел, что он снимает эту карту последней. Я считал, что мистер Эндерсон последней ее и повесит. Прислушиваясь и наблюдая за тенью от руки мистера Эндерсона, я определял, вешается ли очередная карта справа или слева от предыдущей. Этот подсчет не использовался для контроля моей оценки положения последней карты. Этот метод был более трудным, чем первый, и я был менее уверен в успехе.

3. Я замечал символы двух крайних ключевых карт и, используя те же самые ключи, что и ранее, замечал, какая из них снималась первой. Я запоминал этот символ и считал, что он будет повешен первым. Его положение определялось затем по первому методу. Эта методика легче второй, но менее проста, чем первая.

4. Я замечал символ ключевой карты, крайней слева от мистера Хэнзела. Прислушиваясь к шуму, производимому при снятии каждой очередной карты, я определял число уже снятых карт до тех пор, пока не видел по тени, что снимается карта, которую я знаю. Я считал, что карты будут развешиваться в том же самом порядке. К этому времени я уже научился определять связь между тенями и положениями карт, так что сразу же видел, на какую позицию вешается очередная карта. Пересчитывая карты по мере их развешивания, я определял положение известной мне карты.

5. Я сохранял в памяти положение символа, определенное любым из этих методов. На протяжении всех 25 проб мистер Эндерсон указывал на позиции с такой скоростью, что у меня едва хватало времени класть карты на указанные места, Поскольку их шелест мог услышать мистер Эндерсон, мне приходилось класть каждую карту на указанное место. В конце прогона я сначала переворачивал карты, лежащие напротив карты, символ которой был мне известен, а затем не спеша переворачивал остальные карты. Находя символ известной мне карты, я всякий раз обменивал ее на карту, положенную на эту позицию неправильно.

Возражения Прэтта и Вудраффа

Отвечая в "Джорнел оф парасайколоджи" на мою критику их эксперимента, Прэтт и Вудрафф указывали, что для моего анализа я произвел отбор данных" Они утверждали, что из серии опытов с П. М., охватывающей 4050 испытаний, я выделил статистическую зависимость, основанную лишь на 55 наблюдениях. Данные, приведенные в табл. 2, охватывали 55 прогонов, выделенных из числа тех 162 прогонов, которые дали у этой испытуемой сверхвероятностный счет; они были отобраны указанным выше способом, чтобы сберечь время и получить достаточно высокую чувствительность.

Прэтт и Вудрафф предложили другой способ анализа, при котором указанный мною эффект подтвердился. Следует принять во внимание, что их собственный анализ также включал в себя отбор данных. Они взяли все прогоны, в которых было получено более 5 попаданий. Затем они подсчитали число попаданий и промахов, пришедшееся на каждый символ, в зависимости от его положения среди ключевых карт в предыдущем прогоне. Однако такой способ анализа также требует отбора данных, но оказывается менее чувствительным, поскольку внимание ограничено здесь только теми прогонами, в которых получен сверхвероятностный счет. Если включить в этот анализ все прогоны, то он станет гораздо более чувствительным, чем предложенный мной анализ. Так, данные, приведенные в табл. 4, которая не была включена в мою статью, опубликованную в "Джорнел оф парасайколоджи", показывают, сколь четко выраженным становится этот эффект, если учитывать все наблюдения.

Второе возражение, выдвинутое Прэттом и Вудраффом, состояло в том, что эффект, наблюдаемый у П. М., отсутствует у остальных высокоочковых испытуемых. Но это не так. Он отсутствует, если к данным применяется нечувствительный анализ, использованный ими. Если же собрать вместе все данные испытуемых Ч. Ч., Д. А., Д. Л. и Х. Г. (см. табл. 5), то эффект, безусловно, будет иметь место, а результаты испытуемого Д. А., приведенные в табл. 8, демонстрируют эффект, аналогичный тому, который наблюдался у высокоочковой испытуемой П. М.

Таблица 8. Сопоставление числа очков, приходящихся на символы, которые в предыдущем прогоне занимали позицию 1 или 5, с числом очков, приходящихся на символы, которые занимали позиции 2, 8 и 4. Испытуемый Д. А.
Таблица 8. Сопоставление числа очков, приходящихся на символы, которые в предыдущем прогоне занимали позицию 1 или 5, с числом очков, приходящихся на символы, которые занимали позиции 2, 8 и 4. Испытуемый Д. А.

Если аналогичным способом проанализировать результаты двух других высокоочковых испытуемых, Ч. Ч. и Х. Г., то скорее всего они дадут тот же самый эффект.

Прэтт и Вудрафф выдвинули три контробъяснения эффекта, обнаруженного у испытуемой П. М. Они пишут:

"1. Собственно говоря, можно выдвинуть логичную и последовательную гипотезу, основанную на ЭСВ: для испытуемой П. М. психологически прогон начинался уже тогда, когда она меняла местами и развешивала карты-мишени. Поскольку осуществление экстрасенсорного восприятия - трудная задача, испытуемая подходила к ней, используя процедуру "сужения внимания". Для нее эта задача стала задачей определения только некоторых карт в колоде, а именно тех карт, символы которых особенно выделялись благодаря своему заметному крайнему положению в предыдущем прогоне.

2. Можно предложить и другое экстрасенсорное истолкование: дифференцированный уровень попаданий в эти пять символов в соединении с привычкой размещать символы на шпеньках в каком-то определенном порядке.

3. Наконец, как говорилось выше, этот эффект может быть бессмысленным курьезом выборки, ибо цена статистическим курьезам грош за дюжину. Чтобы отнестись к нему серьезно, необходимо его подтвердить. Данные по другим испытуемым в пашей серии не подтверждают этого курьеза, но вполне подтверждают значимый уровень очков в эксперименте. Поэтому-то эффект Хэнзела остается неподтвержденным и иеобъясненным и уж заведомо непригодным для объяснения результата Прэтта - Вудраффа" [5].

К первому объяснению трудно отнестись серьезно. Во первых, оно предполагает ЭСВ; к тому же оно описывает некий новый "эффект выделения", возникающий более чем у одного испытуемого. Трудно усмотреть также и механизм второго объяснения. Находясь в Парапсихологической лаборатории, я исследовал результаты П. М., стараясь установить, не объясняются ли они склонностью этой испытуемой относить к одной стопке большее число карт, чем к другой, вместе со склонностью вешать ключевые карты на особые позиции. Я не обнаружил никаких данных в пользу того, что результат мог объясняться чем-либо подобным. Если это второе объяснение выдвинуто всерьез, то его надо сделать более ясным и проиллюстрировать дополнительными данными из регистрационных листов.

Третье объяснение вообще ни на чем не основано. Рассмотренный эффект столь четко выражен в данных П. М., что он выявляется при любом типе анализа. Тот факт, что он отсутствует у всех остальных испытуемых, совершенно несуществен. Если бы каждый из испытуемых тасовал ключевые карты перед развешиванием, то никакой трюк не был бы возможен. Если в эксперименте такого типа всего лишь один из испытуемых не выполняет этой операции, то соответствующий эффект скажется только в записях, относящихся именно к этому испытуемому. Если же несколько испытуемых в небольшом числе случаев не производят тасования карт перед развешиванием, то общее число очков для всего эксперимента может оказаться статистически значимым, тогда как результаты каждого отдельно взятого испытуемого ничего не говорят об использовании обмана.

Прэтт и Вудрафф утверждают, что отсутствие случайности в разложении ключевых карт у испытуемого Д. А. могло возникнуть потому, что он решил посмотреть, какой эффект вызовет повторение порядка ключевых карт на протяжении нескольких прогонов.

Следует, однако, заметить, что, судя по записям расположения ключевых карт у других испытуемых, карты между прогонами не тасовались. Так, например, если сопоставить позиции всех символов с их позициями в предыдущем прогоне, то у испытуемой П. М. наблюдается большая степень неслучайности. Шансы против того, что расположения ключевых карт у этой испытуемой возникали случайно, составляют более 100000 к 1.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2010-2017
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://ezoterikam.ru/ "Ezoterikam.ru: Библиотека о непознанном"