БИБЛИОТЕКА
ССЫЛКИ
КАРТА САЙТА
О САЙТЕ





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Анализ экспериментальных условий

Если бы экспериментатор исполнял свои обязанности эффективно, то испытуемому было бы крайне трудно достичь высокого числа очков без какого-либо проявления ЭСВ. Нужно, однако, принять во внимание следующую критику Д. Х. Роклиффа:

"Если мы слышим, что при методике экранированного показа догадок экспериментатор лично манипулирует колодой карт, держа ее лицевой стороной вниз, но сидя в каких-нибудь двух футах от перципиента, то заявление о строжайших мерах экспериментального контроля может вызывать только улыбку.

Экран, разделяющий экспериментатора и перципиента, в лучшем случае помешает последнему получать прямые визуальные ключи. Если отсутствие экрана позволяет перципиенту получать прямые визуальные ключи, то, разумеется, такая же возможность существует и для экспериментатора, ибо он не только видит рубашки карт, но и касается их, а скорее всего может касаться и лицевой стороны карт. Любая информация о картах, которую он получает хотя бы и подсознательно, может тут же передаваться бессознательной артикуляцией (endophasia ennouoris), акустическим кодом идеомоторных движений, высотой голоса и изменениями частоты дыхания или же непроизвольными реакциями на поисковые движения указки перципиента по экспонированным "ключевым картам" [4].

Хотя и было установлено, что отдельные люди способны реагировать на ничтожные, акустические визуальные или тактильные стимулы, как это упоминает Роклифф, все же маловероятно, чтобы результаты эксперимента Прэтта - Вудраффа могли возникнуть таким путем. Время, которое требовалось для 25 угадываний каждого прогона, составляло около 20 секунд. Экспериментатор следил за быстрыми движениями указки и распределял карты по пяти стопкам. Ему было бы трудно еще и рассматривать рубашки карт, если только он не стремился сознательно к их идентификации. Но тогда он мог бы без особых затруднений переворачивать карты и глядеть на их лицевую сторону. Непонятно, почему экспериментатора и испытуемого нужно было помещать так близко друг к другу, тем более, что Пирс показал столь высокие результаты на расстоянии более чем 100 ярдов. И все же, если экспериментатор выполнял свои обязанности эффективно, то высокие числа очков вряд ли могли возникнуть благодаря подсознательному использованию ключей или прямому жульничеству со стороны испытуемого. Но вот если экспериментатор знал что-нибудь о расположении или о вероятном расположении ключевых карт и если он хотел повлиять на результат эксперимента, то у него имелась возможность это сделать. Он был полностью отгорожен от остальных присутствующих и, распределяя и записывая карты, располагал обширными возможностями изменять положение и количество карт в 5 стопках.

В октябре 1960 года я осмотрел в Парапсихологической лаборатории приспособление, использованное в этих экспериментах, и обнаружил, что, выступая в роли экспериментатора, могу без всякого труда определять положения карт, развешиваемых на шпеньки по ту сторону экрана перед началом прогона. Мне ассистировал Майкл Сэндерс, который в то время был научным сотрудником Парапсихологической лаборатории. Я просил его снимать карты со шпеньков слева направо, а затем развешивать их по-новому. Заметив, какой символ занимал самое левое положение среди ключевых карт, когда экран клали плашмя по окончании предыдущего прогона, я мог определить новое положение этого символа. Таким образом, исполняя роль экспериментатора, я мог бы раскладывать карты так, чтобы во время следующего прогона обеспечить дополнительные попадания.

Если бы экспериментатор захотел повлиять па результаты этим способом, он мог бы прибегнуть к следующей процедуре.

Пока экран лежит плашмя во время подсчета очков в конце прогона, экспериментатор замечает, какой из символов находится в положении 1 (или 5) в ряду ключевых карт. После установки экрана в прежнее положение во время снятия наблюдателем карт со шпеньков экспериментатор определяет порядок, в котором они снимаются. При изменении испытуемым порядка расположения карт и развешивании их по-новому экспериментатор делает допущение, что последняя карта будет той самой, которая занимала в предыдущем прогоне положение 1 (или 5) в зависимости от того, снимались ли карты со шпеньков слева направо или справа налево. Если же положения ключевых карт изменяются путем переноса их со шпенька на шпенек, то экспериментатор прослеживает путь какой-либо из карт и узнает тем самым новое положение одной ключевой карты. Во время прогона он кладет карты в одну из стопок, а после прогона, переворачивая карты для записи, перекладывает их из стопки в стопку так, чтобы обеспечить попадания.

Такой трюк приводил бы к частому возникновению большого числа очков на том из ключевых символов, который во время предыдущего прогона занимал одно из крайних положений (1 или 5). Кроме того, эффект подобной процедуры сказывался бы наиболее сильно в записях, относящихся к испытуемому с наивысшим числом очков (П. М.). Чтобы проверить, имело ли это место, был произведен следующий предварительный анализ.

Были рассмотрены все прогоны этой "высокоочковой" испытуемой, давшие 8 или более попаданий. В каждом прогоне был отмечен символ, на который приходилось наибольшее число попаданий. Если наибольшее число попаданий приходилось на 2 или более символов, то прогон исключался из анализа. После определения символа с максимальным числом попаданий в данном прогоне определялась его позиция среди ключевых карт предыдущего прогона.

Оказалось, что на 22 рассмотренных прогона этот высокоочковый символ в 17 случаях занимал среди ключевых карт предыдущего прогона положение 1 или 5. Большинство случаев, когда на символах, занимавших в предыдущем прогоне положение 1 или 5, не возникали высокие числа очков, приходится на 2 последних сеанса. Это были те 2 сеанса, во время которых применялась процедура BSTM, а ключевые карты вешались лицом к экрану. При рассмотрении первых 6 сеансов, когда применялась процедура STM, был обнаружен только 1 случай на 18 прогонов, в котором высокоочковый символ занимал позицию, отличную от 1 или 5. Таким образом, во время эксперимента произошло нечто, заставившее попадания распределяться столь примечательным способом.

После выяснения этого анализ был распространен на все прогоны, давшие более 5 попаданий. Результаты приведены в табл. 2.

Таблица 2. Положения, которые высокоочковые символы занимали в ряду ключевых карт предыдущего прогона (З - звезда, К - квадрат, П - плюс, В - волнистые линии, О - окружность). Испытуемая П. М
Таблица 2. Положения, которые высокоочковые символы занимали в ряду ключевых карт предыдущего прогона (З - звезда, К - квадрат, П - плюс, В - волнистые линии, О - окружность). Испытуемая П. М

Число попаданий в определенный символ должно быть независимым от положения этого символа среди ключевых карт предыдущего прогона. Другими словами, наивысшее число очков должно приходиться на символ, занимавший ранее позицию 1 или 5, в 40 процентах случаев, а на символ, занимавший позиции 2, 3 или 4, в 60 процентах случаев.

Однако из 55 прогонов, приведенных в табл. 2, высокоочковый символ в 39 случаях занимал в предыдущем расположении ключевых карт позицию 1 или 5, а в 16 случаях - позиции 2, 3 или 4.

Для табл. 2 была составлена таблица сопряженности признаков.

Таблица 3. Позиции, занятые в предыдущем прогоне символами с максимальным числом попаданий в данном прогоне
Таблица 3. Позиции, занятые в предыдущем прогоне символами с максимальным числом попаданий в данном прогоне

Статистический тест показывает, что наблюденное число случаев в этих двух категориях следует ожидать лишь в 1 из 1000000 подобных экспериментов.

Эта "высокоочковая" испытуемая получила 946 попаданий на 4050 проб. В табл. 4 приведены числа очков, приходящихся на символы, которые занимали среди ключевых карт предыдущего прогона позицию 1 или 5, в сравнении с числами очков, приходящимися на символы, занимавшие остальные позиции. Первый прогон включить в этот анализ невозможно, поэтому таблица относится лишь к остающимся 4025 испытаниям, в которых было получено 941 попадание.

Таблица 4. Сопоставление числа очков, приходящихся на символы, которые занимали позицию 1 или 5 в предыдущем прогоне, с числами очков, приходящихся на символы, которые занимали позиции 2, 3 или 4. Испытуемая П. М
Таблица 4. Сопоставление числа очков, приходящихся на символы, которые занимали позицию 1 или 5 в предыдущем прогоне, с числами очков, приходящихся на символы, которые занимали позиции 2, 3 или 4. Испытуемая П. М

Таким образом, из табл. 4 видно, что сверхвероятностные очки полностью объясняются попаданиями, приходящимися на символы, которые занимали в предыдущем прогоне позиции 1 или 5. Шансы за и против числа очков, приходящихся на символы, которые в предыдущем прогоне занимали позиции 2, 3 или 4, почти равны, тогда как шансы против числа очков, полученного для позиций 1 или 5, превышают 100 миллиардов к 1.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2010-2017
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://ezoterikam.ru/ "Ezoterikam.ru: Библиотека о непознанном"