БИБЛИОТЕКА
ССЫЛКИ
КАРТА САЙТА
О САЙТЕ





предыдущая главасодержаниеследующая глава

ЭСВ - подделка?

Жульничество в той или иной его форме - весьма распространенный вид человеческой деятельности. Исчезни оно, и современная жизнь освободилась бы от многих расходов и сложностей. Не было бы нужды в писанине, связанной с отчетностью и ревизиями, - исчезли бы всякие билеты, счета, квитанции и накладные. Игры, экзамены, соревнования и множество других занятий такого же рода значительно упростились бы. С другой стороны, кажется логичным предположить, что обман имел место в малой части экспериментов по ЭСВ, поскольку исследователь старается обеспечить такие условия, при которых испытуемый не может жульничать, и это, как правило, ему удается. По-видимому, большинство экспериментаторов настолько верит в реальность ЭСВ, что не сомневается в том, что оно способно проявляться без посторонней помощи. Читателю может показаться странным, что я уделяю столько места вопросу об обманах. Почему при рассмотрении каждого из так называемых окончательных экспериментов трюки выступают у меня в качестве правдоподобной альтернативы ЭСВ?

Одна из причин состоит в том, что эксперимент нельзя отнести к окончательным, если сама его схема не исключает хорошо известные источники экспериментальных ошибок. Если в процессе эксперимента был применен трюк, то результат скорее всего будет внушительным, а шансы против его случайного возникновения - огромными; если к тому же этот эксперимент относится к категории "окончательных", то трюк будет единственной альтернативой ЭСВ. Таким образом, отбор окончательных экспериментов выявляет одновременно эксперименты, в которых использовался какой-нибудь нечестный прием.

Обман без обманщика невозможен. Очень важны в этом смысле замечания, сделанные Джорджем Р. Прайсом.

"Если мы хотим оценить вероятность обмана, то разумно попытаться игнорировать все неясные психологические критерии и руководствоваться в своих выводах 1) фактами, которые имели бы силу в суде, и 2) чисто статистическими соображениями. Мы должны понять, что обычно делаем грубую статистическую ошибку. Когда мы взвешиваем возможность обмана, мы почти неизбежно начинаем думать о конкретных людях и спрашивать себя, возможно ли, чтобы данный человек, данный профессор X, был нечестен. Вероятность 1 этого кажется нам очень малой, однако подобный подход некорректен. Корректный подход заключается в том, что скорее всего мы вообще не узнали бы о профессоре X, если бы не его психические открытия. Следовательно, нас должна интересовать совсем другая вероятность - вероятность того, что где-то в мире, среди двух с лишним миллиардов населяющих его людей, имеется несколько человек, которые хотят и умеют создавать лжефакты, свидетельствующие в пользу сверхъестественного" [1].

Существует, однако, психологический критерий, который принял бы во внимание даже суд. Это вопрос о побудительном мотиве. Зачем нужно людям устраивать сложные сговоры с единственной целью обмануть своих ближних? Прежде всего следует заметить, что история науки знает множество случаев подтасовки открытии и находок, мотивы которых неясны. Череп, найденный в 4912 году в Пилтдауне, который казался поначалу важным звеном в истории развития человека, доставил мистификатору массу хлопот и не принес никакой ощутимой выгоды.

Впрочем, у многих людей, выступающих как испытуемые в парапсихологических экспериментах, существует весьма явный побудительный мотив. Было время, когда говорили, что профессия медиума - вторая наиболее высокооплачиваемая профессия, открытая для женщин, а человека, кроме денег, может прельстить желание произвести впечатление или прославиться. Ни в одном из крупнейших экспериментов, которым в этой книге посвящено по главе, не исключен побудительный мотив обмана - деньги и соображения престижа.

В начале 30-х годов, в разгар депрессии, студенты, выступавшие в роли испытуемых в экспериментах по ЭСВ в Университете Дьюка, получали почасовую оплату. Если Пирсу платили за его роль испытуемого, то у него были все основания стремиться к продолжению этой деятельности. Эксперимент Прэтта - Вудраффа был продолжением работы, предпринятой Вудраффом для получения более высокой ученой степени. Эксперимент Соула и Голдни принес Соулу степень доктора естественных наук, которую присвоил ему Лондонский университет. А получил бы он ее за серию отрицательных результатов? Услуги миссис Стюарт оплачивались. Мальчики Джонсы получали большие премии за высокие очки.

Парапсихологи должны винить только себя в том, что при рассмотрении их работ приходится делать такой упор на жульничество. Бывает, что и в обычной науке недобросовестные исследователи пользуются нечистыми приемами, но их обман разоблачается, когда другим ученым не удается подтвердить их результаты. В таких случаях нет нужды в затяжной аутопсии* эксперимента - о нем попросту забывают. Однако парапсихологи, во всяком случае наиболее шумливые из них, отрицая необходимость подтверждать эксперименты их повторениями, сами же заставляют своих критиков детально изучать каждый эксперимент, чтобы выяснить, не мог ли результат быть обусловлен жульничеством.

* (Аутопсия - посмертное вскрытие. - Прим. перев.)

Зачастую объективное обсуждение возможности обмана затрудняется из-за того, что парапсихологи имеют склонность ставить своих критиков перед fait accompli*. Аналогичная ситуация возникла бы в ортодоксальной науке, если бы химик сообщил о результатах эксперимента, которые противоречили бы всем ранее сделанным опытам и теориям его коллег, и заявил бы при этом: "Вы должны либо признать эти результаты истинными, либо обвинить меня в том, что я обманщик и лжец. Принимаете вы эти результаты или нет?" При таких условиях ортодоксальные химики, вероятно, не захотят высказать свое мнение открыто. Правда, они могут повторить эксперимент и посмотреть, получат ли они тот же самый результат. Если они не сумеют его получить, они не станут вступать в затяжную дискуссию для разрешения вопроса, является ли первый экспериментатор лжецом и обманщиком. Просто в дальнейшем они станут относиться с осторожностью к сообщениям, поступающим из этого источника.

* (Свершившийся факт (франц.).)

Обманщику часто помогает непреодолимая уверенность экспериментатора в том, что он умеет распознавать трюки. Самый внимательный наблюдатель должен учитывать вероятность собственной ошибки. Но в психических исследованиях многие экспериментаторы считают себя непогрешимыми. Соул утверждал, что мальчишкам, вроде Глина и Юэна, нечего и пытаться его обмануть.

Если обычный эксперимент строится на обмане, то можно ожидать, что это выясниться в ходе дальнейших исследований. Но парапсихологи выработали особую систему, которая помогает обманщикам и в то же время оберегает от критики экспериментальные результаты.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2010-2017
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://ezoterikam.ru/ "Ezoterikam.ru: Библиотека о непознанном"