БИБЛИОТЕКА
ССЫЛКИ
КАРТА САЙТА
О САЙТЕ





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Виктор Кулагин. Феномен "К". (Феномен Нинель Кулагиной)

Глава I. Грани феномена

Поздним вечером в апреле 1988 года по Центральному телевидению миллионы людей впервые в нашей стране смогли увидеть, что такое телекинез.

Появившиеся перед зрителями Нинель Сергеевна Кулагина, академик Юрий Борисович Кобзарев и автор этих строк коротко в рамках отведенных семи минут рассказали о труднообъяснимом даре, которым природа наделила представшую перед всем народом его обладательницу. За свою жизнь она многократно подвергалась нападкам в печати, заслужив устойчивую репутацию мистификатора и другие нелестные эпитеты...

В тот вечер, почувствовав прилив вдохновения, вызванного добрым отношением съемочной группы и ведущего, Нинель Сергеевна показала тот самый "фокус", что не дает покоя многим истинным ученым.

Сняв с пальца золотое обручальное кольцо, она положила его перед собой на крышку журнального стола и, поводив над ним ладонью, к изумлению всех, кто находился в студии, думаю, что и всех телезрителей, стронула кольцо с места, и оно, повинуясь некой силе, рывками переместилось к краю стола... Сдвинулись с места и разложенные на столе спички... Так был продемонстрирован простой, но феноменальный опыт, для объяснения которого требуется много усилий: движение предметов, к которым не прикасалась рука!

Так впервые советское телевидение оказало внимание феномену. Лет за пятнадцать до этого показа несколько дней мы жили в Москве; операторы сняли тогда документальный фильм о способностях Нинель Сергеевны. Вскоре ее увидели миллионы. Но снимали фильм по заказу японской телекомпании, и смотрели его зрители Страны восходящего солнца. Потребовалось много лет, должна была начаться эпоха гласности, чтобы Н. С. Кулагина смогла предстать перед своим народом. О ней к тому времени успели рассказать журналисты многих стран.

Но не только представители средств массовой информации проявили пристальный интерес к феномену. Им в течение ряда лет занимались ученые Ленинграда, Москвы и других городов СССР, а также зарубежных стран, которым удалось поставить ряд интересных экспериментов, ставших предметом раздумий физиков.

Будучи инженером-судостроителем, я также постепенно втянулся в эту трудную работу, не ограничился ролью наблюдателя, а в меру сил и знаний, которые пришлось постоянно пополнять, включился в исследования, поставил сотни опытов, что и позволило в конце концов взяться за перо.

Выступление по телевидению вызвало многочисленные отклики. Учитель физики из Харькова прислал в газету "Правда Украины" такое письмо: "Вопрос, который оказался для меня актуальным, связан с "делом о телекинезе" Кулагиной. У меня возникли трудности в освещении феномена на уроках. Дети перестают верить традиционному объяснению, которое учитель обязан дать. Как быть?"

Научно-исследовательский институт психологии Министерства народного образования УССР ему ответил: "Феномен Кулагиной вполне материален, объяснить суть явления еще предстоит".

Такое объяснение вряд ли удовлетворило учителя физики.

Отвечая на вопросы научного обозревателя "Труда", директор Отдела теоретических проблем Академии наук СССР Э. И. Андрианкин так объясняет явление: "...Эффект передвижения легких предметов, находящихся в создаваемом Кулагиной силовом поле, вполне укладывается в рамки нашей обычной физики - скажем, его можно объяснить законами электродинамики и акустики. Так же объясняется и раскручивание магнитной стрелки. Так что "волшебство" в этом явлении - вовсе не сами факты передвижения, а очень редкая, необычная способность Кулагиной управлять и выработкой магнитных импульсов в организме, и созданными зарядами".

Хотя последнее объяснение более многословное и исходит от физика-теоретика, тем не менее оно не намного убедительнее того, что получил учитель физики от коллег из ведомственного института.

Сам по себе факт признания достоверности телекинеза как реального физического явления со стороны ученого, руководителя Отдела теоретических проблем Академии наук СССР имеет, конечно, значение. Это гарантия того, что будет преодолен наконец-то страх перед таинственной природой необычайного феномена, с него будет снято клеймо мистицизма и шарлатанства.

Задолго до этого публичного заявления представителя официальной науки академик Юрий Борисович Кобзарев, проведя ряд опытов с Н. Кулагиной, выдал ей на руки письменное подтверждение, которое явилось для нее огромной моральной поддержкой, своеобразной "охранной грамотой". На личном бланке, заверенном подписью и печатью института, где служит академик, значатся такие слова:

"Подтверждаю, что Нинель Сергеевна Кулагина обладает необыкновенной способностью вызывать движение легких предметов без прикосновения к ним, исключительно путем напряжения своего организма.

Опытами доказано, что это не может быть объяснено возникновением электрических и магнитных полей.

Демонстрируемое Н. С. Кулагиной явление представляет колоссальный интерес для науки. Его изучение может привести к фундаментальным открытиям, не уступающим по своему значению теории относительности и квантовой механике.

Я считаю, что необходимо оказывать Н. С. Кулагиной всемерную поддержку, всячески содействовать улучшению условий ее существования, оказывать помощь в проведении научных исследований демонстрируемых ею явлений.

Председатель Научного совета по проблеме "Статистическая радиофизика" АН СССР Герой Социалистического Труда Ю. Б. Кобзарев"

Как видим, в этой "охранной грамоте" правдиво и честно сказано, что явление "не может быть объяснено возникновением электрических и магнитных полей".


Предложение написать для этого сборника, которое сделал мне его составитель, признаться, было неожиданным, озадачило. И в самом деле. Как поведать о необычных способностях близкого тебе человека, о жене, с которой прожито без малого сорок пять лет, написать так, чтобы читатель не обвинил автора в личной заинтересованности, необъективности? Как рассказать о редких и необычных психофизических возможностях, которые проявляются в странных и труднообъяснимых формах взаимодействия с объектами живой и неживой природы? Сумею ли я написать так, чтобы это не было воспринято как досужий вымысел или желание поразвлечь читателя новеллами фантастического характера? Как сделать так, чтобы мне поверили? Ведь речь пойдет о фактах, которые противоречат каждодневному человеческому опыту, так называемому здравому смыслу, а главное, не находят у тебя самого логического объяснения в пределах известных науке законов.

Мое положение осложняется бесчисленным множеством различного рода публикаций, авторы которых, "защищая" материалистическое мировоззрение, напрочь отрицали достоверность таких явлений, как телекинез, а также телепатия, ясновидение... А к ним Нинель Сергеевна также имеет отношение.

За прошедшие двадцать пять лет имя жены в подобных публикациях упоминалось по меньшей мере сто раз. При этом ее впрямую обвиняли в обмане, не стесняясь, наделяли всевозможными оскорбительными эпитетами. Досталось и мне, как "обеспечившему техническую сторону мистификаций".

Характеризуя атмосферу, которая создавалась по этому поводу в недалеком прошлом, сошлюсь на несколько недавних примеров.

Весна 1988 года. В клубе Московского университета идет диспут "О непонятных явлениях, загадках, сверхчувственных восприятиях".

Со сцены звучит голос биофизика члена-корреспондента Академии наук СССР В. М. Волькенштейна:

"Я физик и биофизик и не чужд других интересов. На мой взгляд, имеется только один социально-психологический вопрос, который действительно интересен. Почему наше общество заинтересовалось такого рода вещами вот именно в эти годы?

Почему, скажем, в трудные годы первых пятилеток, войны, послевоенного восстановления никто не помышлял об экстрасенсах. Я не оспариваю некоторых чудес, и я полностью признал историчность фигуры Иисуса Христа, и есть чудеса, которые можно объяснить, но большая часть чудес, о которых говорится - фикция. И вместо того чтобы предпринять элементарную проверку, в которой должны участвовать вовсе не ученые, а криминалисты и иллюзионисты, вместо этого начинается широкая реклама. Я утверждаю, что такого рода увлечения характерны для периодов упадка, загнивания, застоя общества".

С этим высказыванием известного биофизика в телепрограмме "Очевидное - невероятное" созвучен и комментарий ее ведущего, профессора С. П. Капицы:

"В начале этого века, в канун первой мировой войны, также был невероятный интерес, я бы сказал, ко всему потустороннему, который завершился действительно жуткой фигурой Распутина, связанной с крушением всего порядка царской России. И вот такие явления, такой интерес к этим вещам - он всегда возникает тогда, когда происходит некая смена мировоззрений, потеря, я бы сказал, веры в те принципы, в те устои, которые до какого-то времени руководили обществом.

Это серьезные соображения, соображения, которые выходят за рамки тех простых, я бы даже сказал, несколько наивных историй, о которых вам сейчас рассказывали. И я их рассматриваю скорее как симптом некоего явления, чем как само явление, которое могло бы вызвать опасения другим.

В конечном итоге мне кажется, что есть совсем простой способ смотреть на эти вещи: давайте отделим телепатию от государства. Пускай все те, кто хочет заниматься этими вещами, занимаются этим делом. Пусть даже на кооперативных началах!"

Но разве можно в наш век отделить науку от таких явлений, как телекинез? Разве тем самым не нанесем мы ущерб не только им, но и государству?

А ведь не кто иной, как профессор Капица, в марте 1968 года был свидетелем телекинеза, который демонстрировала Н. С. Кулагина на кафедре волновых процессов МГУ. Опыты проводились в кабинете заведующего кафедрой, члена-корреспондента Академии наук СССР (впоследствии академика и ректора университета) Рема Викторовича Хохлова.

В тех опытах принимала участие группа ученых Физического института имени Н. П. Лебедева АН СССР во главе с заведующим сектором, доктором физико-математических наук Ф. Бункиным, который, приглашая Н. Кулагину в Москву, писал:

"Глубокоуважаемая Нинель Сергеевна!

Группа научных работников Физического института им. П. Н. Лебедева АН СССР, заинтересовавшись сведениями о Ваших психофизиологических возможностях, приглашает Вас принять участие в исследованиях в этой области.

Мы будем Вам очень благодарны, если Вы сможете провести несколько дней в Москве по нашему приглашению в конце марта с. г.".

И удивительное дело - за двадцать с лишним лет у ведущего программы "Очевидное - невероятное" не хватило времени рассказать об удивительном эксперименте по телекинезу, свидетелем которого он был, показать документальные кинокадры фильма, который тогда снимали сотрудники кафедры. Не это ли характерная черта периода действительного застоя в нашей науке - замалчивать очевидное, уходить от объяснения невероятного?

Развернувшаяся в прошлые десятилетия в прессе борьба вокруг так называемых "таинственных явлений" редко обходилась без того, чтобы в том или ином негативном ракурсе не было бы упомянуто имя Н. С. Кулагиной.

Травля в печати кончилась тем, что нам пришлось обратиться в суд.

Комментируя ход судебного разбирательства и решение по иску Н. С. Кулагиной о защите чести и достоинства (которое опубликовано в № 5, 6 и 7 журнала "Техника - молодежи" за 1988 год), доктор юридических наук, профессор В. Мартемьянов заключает свою статью "Оправдание экстрасенса, или Как правосудие может внести свой вклад в науку" таким выводом:

"По данному делу выступали в качестве свидетелей известные ученые-физики, их показания оказались решающими, подтверждая существование явлений, пока необъяснимых. Факты установлены решением суда, вступившим в законную силу. Этим правосудие внесло свой вклад в науку. Истина факта ограждена. Дело науки дать факту объяснение".

Конечно, те, кто годами специализировался на разоблачении "фокусов", и после суда не изменят позицию, не поверят в реальность телекинеза, будут продолжать, но только в более корректных формах, настраивать общественное мнение против исследований феноменов, таких, как Кулагина.

Но время работает против них: энтузиасты, ученые, загнанные в подвалы, где они годами тайком вели наблюдения, выходят теперь на свет, объединяются.

"При Союзе научных и инженерных обществ СССР (СНИО) создан Комитет по проблемам энергоинформационного обмена в природе. Событие это долгожданное: теперь будут официально изучаться многие загадочные, не укладывающиеся в обычные рамки явления". (Привожу цитату из "Известий" за 11 февраля 1989 года.) Ныне открыто проходят симпозиумы, научные конференции. Готовятся к изданию отчеты, доклады ученых, в том числе тех, кто изучал Н. С. Кулагину.

С чего начать рассказ о явлении, которое в лаборатории Института радиотехники и электроники АН СССР обрело официально права гражданства, название "Феномен "К"?

Что может Нинель Сергеевна, кроме телекинеза, воздействия на легкие предметы, магнитную стрелку?

Неоднократно она демонстрировала способность к так называемому "кожному зрению", "читала" рукой разные тексты. Экспонировала светочувствительные фотоматериалы. Контактно и бесконтактно вызывала у других людей ощущение жжения, оставляя на их теле ожоги. Существенно на несколько единиц снижала рН воды (рН - величина, характеризующая концентрацию ионов водорода в растворах. Водные растворы могут иметь величину рН в интервале от 1 до 15; в нейтральных растворах рН равен 7, в щелочных - больше 7. - Ред.), создавала кислую среду в разных жидкостях. Воздействовала на распространение лазерного луча. Значительно увеличивала электропроводимость воздуха. Оказывала болеутоляющее, терапевтическое воздействие при воспалительных процессах, некоторых заболеваниях, а также проводила ряд других экспериментов, о чем пойдет речь в этой книге.

Пытаясь познать физическую природу неординарных явлений, наряду с самостоятельными поисками мы шли на тесные контакты с учеными, принимали участие во многих опытах и экспериментах с использованием различной диагностической аппаратуры и физических приборов.

Так, начиная с 1964 года они проводились более чем в 25 различных государственных научных лабораториях Ленинграда и Москвы, в том числе Ленинградском университете; Московском университете; в психоневрологическом Институте имени В. М. Бехтерева; нейрохирургическом Институте имени А. Л. Поленова АМН СССР; в магнитно-ионосферной обсерватории Ленинградского отделения ИЗМИРАН АН СССР; Институте химической физики; Институте радиотехники и электроники АН СССР; Ленинградском институте точной механики и оптики; Ленинградском санитарно-гигиеническом медицинском институте; Ленинградском институте текстильной и легкой промышленности имени С. М. Кирова, в ряде других медицинских, научных организаций.

В этих экспериментах принимали участие ученые различных специальностей, в том числе ряд известных академиков, профессоров. Обычно наши контакты с учеными являлись следствием инициативных частных предложений, поскольку исследования феномена до последнего времени рассматривались в официальных кругах как псевдонаучные, они не освещались в печати.

Однако по ряду экспериментов получены заключения ученых, отчеты и протоколы. Появились отдельные публикации в научных сборниках, впервые изданные в 1984 году Калининским университетом и Таганрогским радиотехническим институтом имени В. Д. Калмыкова. На страницах центральных газет и журналов публиковались статьи, рассказывающие о наиболее важных опытах, проводившихся с участием Н. С. Кулагиной. Эти публикации - об исследовании физических полей биологических объектов - свидетельствуют о серьезном научном интересе к проблеме. Полученные нами результаты более обширны, чем упомянутые выше публикации и статьи. Поэтому мы считаем необходимым рассказать более подробно и обстоятельно о них, дабы наша информация могла бы быть использована при проведении дальнейших исследований, послужила бы для размышлений. Надеемся, что она не будет воспринята как желание самоутвердиться или обозначить таким образом свой возможный приоритет.

Наблюдавшиеся нами явления имели место в условиях реального масштаба времени и пространства, в их интерпретации мы использовали уровень знаний, базирующийся на материалистическом мировоззрении. И есть убеждение, что нами не допущены принципиальные ошибки в оценке приведенных фактов.

Мы с должным вниманием относимся к авторитетам в науке, к высказываниям видных ученых о профессионализме, об ответственности за объективный и всесторонний анализ явлений природы в какой-либо из областей естественных наук. Простое чувство гражданского долга обязывает излагать факты предельно объективно, ибо во всем, что нами проделано, преследовалась единственная цель - поиск истины, попытка разобраться в физической природе феномена "К".

Явления, которые нами наблюдались, в большинстве своем четко отображали наличие физического, физико-химического или биофизического эффектов. Они регистрировались либо визуально, либо с помощью различных физических приборов и регистрирующей аппаратуры, или существующих методов химического анализа.

В конечном счете речь в нашем изложении пойдет о способностях человека воздействовать на объекты живой и неживой природы без использования при этом известных науке форм взаимодействий, т. е. гравитационных, электромагнитных, а также чисто механических.

По внешним проявлениям это, с одной стороны, энергетические (без видимого физического контакта) взаимодействия, связанные с перемещением в пространстве и изменением состояния и структуры объекта, а с другой стороны - психофизические усилия и определенный самонастрой организма, обеспечивающие получение информации о состоянии и особенностях тех или иных объектов без использования известных средств наблюдения и связи.

К числу первых можно отнести:

эффект "жжения";

воздействие на структуру и состояние материалов (на воду, некоторые виды органических веществ, пластмассы, полимерные пленки и волокна...);

воздействие на фотоматериалы, упакованные в светонепроницаемых конвертах, вызывающее засветку. Воздействие на ход химических реакций;

перемещение в пространстве легких предметов и воздействие на магнитную стрелку компаса;

умение обнаружить те или иные предметы, находящиеся вне видимости; способность определить содержание текста, характера и цвета изображения на страницах закрытых книг или журналов, ранее неизвестных испытуемой, без предварительного осмотра источника информации.

В домашних условиях удавалось проводить опыты нередко более интересные, сложные, более информативные, чем в официальных, лабораторных. Все объясняется тем, что неординарность явлений, свидетелями которых становились экспериментаторы, отсутствие у них сколько-нибудь приемлемых гипотез для объяснения наблюдавшихся фактов зачастую вызывали у них недоумение и сомнения. Это приводило к многократным повторениям однотипных опытов, что, естественно, усложняло и сужало их ход, увеличивало нервное и физическое напряжение испытуемой и в конечном итоге обедняло реальную картину проявлений феномена.

Не ставлю целью раскрыть в хронологическом порядке всю историю феномена "К". За прошедшие четверть века были периоды активной работы и периоды спада и депрессии, которые связаны в основном с травлей в печати, вызванными ею болезнями, неурядицами. В эмоциональном отношении наша жизнь менялась довольно часто, имела сложный и напряженный характер.

Изложим известные из наблюдений и опытов факты, классифицируя их по характеру физического проявления. Они выявились отнюдь не в одночасье. Начав, казалось бы, с незначительного, но тем не менее странного факта - способности определять цвета предметов с закрытыми глазами при касании к ним пальцами, Нинель Сергеевне удалось в результате поисков и тренировок развить природный дар, обрести уникальное умение управлять необычными способностями.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2010-2017
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://ezoterikam.ru/ "Ezoterikam.ru: Библиотека о непознанном"