БИБЛИОТЕКА
ССЫЛКИ
КАРТА САЙТА
О САЙТЕ





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава VII. Живая вода

Осенью 1977 года пришлось дважды побывать в Москве. И за этот раз не обошлось без науки. Нинель Сергеевна не смогла отказаться от приглашения Института химической физики АН СССР. Предстояли опыты с биологическими объектами с воздействием на химические реакции. А это было очень интересно. С такой программой нам раньше встречаться не приходилось. Значит, не обойдется без открытий.

К этому времени контактов на разных уровнях иерархической лестницы науки было уже более чем достаточно. Нас не смущало, что приглашение исходило от младшего научного сотрудника, а не от руководства института. Несмотря на враждебное отношение к "таинственным явлениям человеческой психики", которые демонстрировала тогда официальная академическая среда, мы были убеждены: рано или поздно отношение к их исследованию изменится.

Об опытах с мышами, одни из которых были облучены смертельной дозой рентгена, а другим была привита опухоль, рассказано ранее. В этой главе коснемся воздействия Кулагиной на химические реакции. Опыты проводились старшими научными сотрудниками Института химической физики, кандидатом химических наук Б. Д. Свиридовым и кандидатом физико-математических наук С. В. Рыковым.

Ученые подготовили три раствора сложного состава, предварительно записав их ультрафиолетовые спектры. Затем растворы разделили на две половины. Одну оставили для контроля, а другую запаяли в ампулы из молибденового и кварцевого стекла. До начала опыта они два дня хранились в холодильнике.

Не буду описывать, как проходили испытания, приведу только выдержки из протоколов, составленных 15 и 16 октября 1977 года. В одном из них констатируется, что Кулагина "облучила растворы максимально возможной энергией в течение четырех минут. Облучение проводилось с контактом".

В разделе "Результаты экспериментов" сказано:

"1. Ультрафиолетовые спектры облученных растворов по сравнению с контрольными образцами показали уменьшение плотности исходных соединений, т. к. наблюдается расход вещества..."

Можно было бы цитировать и дальше, но без специального образования вряд ли будут понятны выдержки из этих документов. Одно ясно: химики, как и ранее физики, нашли для себя новую область познания, где следует разбираться им, а не фокусникам и психиатрам...

Кроме воздействия на вещества, запаянные в ампулах, облучалась фотобумага в черном светонепроницаемом пакете, пластинка с люминесцентным слоем, на которую нанесли бесцветный раствор, окрашивающийся при облучении светом. Показала Нинель Сергеевна химикам также "эффект жжения", погрела им руки.

В заключении об этих опытах сказано:

"Три листа незасвеченной фотобумаги поместили в черный пакет, который Н. С. Кулагина облучила в течение пяти минут с контактом. При проявлении была обнаружена частичная засветка фотобумаги с уменьшающейся интенсивностью засветки от верхнего листа к последнему.

При облучении пластинки с люминесцентным слоем окрашивание вещества не наблюдалось.

В результате облучения рук экспериментаторов на них появился ожог, аналогичный термическому (ок. 60 С) и световому (загар), однако термометр показывал комнатную температуру".

Ученые, осмелившиеся в то сложное время взяться за исследование феномена Н. С. Кулагиной в стенах академического института, смогли убедиться и в других ее способностях с завязанными глазами. Она читала крупный печатный текст пальцами, "угадывала" спрятанные в конверты карты Зенера и так далее.

Мы не считаем имеющееся у нас заключение об опытах, проведенных в 1977 году в Институте физической химии АН СССР, официальным документом. Длились они сравнительно недолго, несколько недель. О результатах доложено в ученом мире. Вспомнил я о них, чтобы показать: рано или поздно истина находит себе путь.

Длительные химические опыты начались через десять лет, в 1987 году. На этот раз инициатива исходила от доктора технических наук, профессора Л. А. Вольфа, возглавляющего кафедру химических волокон Ленинградского института текстильной и легкой промышленности имени С. М. Кирова. Вот как пишет о них сам профессор Л. А. Вольф, рассказывая предысторию наших контактов:

"Хотя уникальные психофизиологические способности Нинель Сергеевны Кулагиной исследуются специалистами довольно давно, в отношении их достоверности и эффективности до сих пор существует разноречивое мнение.

В опытах авторитетных физиков-экспериментаторов она убедительно демонстрировала явления биоинтроскопии, телекинеза; протокольно зарегистрирована ее способность отклонять движением руки магнитную стрелку компаса.

Учеными-медиками во многих случаях установлен исцеляющий эффект, исходящий от руки Кулагиной.

С другой стороны, ряд специалистов, особенно медиков, придерживается неприятия феномена Кулагиной, удачное врачевание больных ортодоксальные медики относят к недоразумениям. Основное возражение оппонентов базируется на том, что для данного случая отсутствует практическая возможность представить контрольную группу аналогичных больных, с которыми можно было бы провести сравнение. Отсюда делается вывод, что больные могли вылечиться не от воздействия рук Кулагиной, а под влиянием средств традиционной медицины, которыми они продолжали пользоваться (или пользовались ранее).

Нечто подобное произошло со мной: обширное двустороннее воспаление легких продолжалось у меня даже после десятидневного массированного курса антибиотиков, что было зафиксировано рентгенографически. А Кулагина в течение трех сеансов (дней) полностью сняла воспаление: просветление на рентгенограмме было столь же очевидным, сколь невероятным. (Врач-рентгенолог от неожиданности принял поначалу эту картину за распад легкого.) Я имел счастливую возможность не только лично на себе убедиться в действенности эффекта Кулагиной, но и демонстрировать - в прямом смысле, на собственной коже - оставленную от ее рук коричневую пигментацию, исчезающую со временем.

После необычного выздоровления я предпринял попытку удостовериться в наличии "феномена Кулагиной" объективными количественными методами, известными из химии. По согласованию с Нинель Сергеевной и руководством опыты проводились на кафедре технологии химических волокон Института текстильной и легкой промышленности имени С. М. Кирова. Помимо персонала кафедры в них участвовал глава сотрудничающей с кафедрой медицинской школы доктор медицинских наук, профессор Ф. В. Баллюзек.

Методика экспериментов состояла в следующем. Н. С. Кулагиной предлагались объекты, подлежащие ее воздействию, но не разъяснялось, какие результаты ожидаются. Далее объект воздействия разделялся на три части. Одна оставалась нетронутой (контроль № 1), другая вручалась Н. С. Кулагиной (опыт), а третья (контроль № 2) - сотруднице кафедры, которая скрупулезно дублировала действия Кулагиной.

Все три пробы анализировались в адекватных условиях. Намеченная программа была обширна. Частично она осталась невыполненной, некоторые эксперименты требуют повторения, обнаружилась группа объектов, на которые "феномен Кулагиной" не действовал. Последнее, кстати, тоже ожидалось, так как совершенно очевидно, что если бы этот феномен распространялся на все, то после его действия не должно было бы оставаться ничего.

Проведено шесть испытаний: исследовалось влияние феномена "К":

1) на концентрацию водородных ионов (рН) в воде;

2) на концентрацию водородных ионов в этиловом спирте;

3) на поведение красителя - метилового оранжевого в водном растворе;

4) на вязкость водного раствора казеината натрия;

5) на разрыв ацетатной текстильной нити;

6) на поверхность пластмасс (полистирола).

Во всех шести исследованиях зафиксировано воздействие "К", тогда как в контрольных опытах (контроль № 1 и № 2) изменений в испытуемых средах и образцах не обнаружено.

Коротко о результатах.

Опыт первый.

Пробирка с дистиллированной водой находилась в руках Кулагиной в течение двадцати минут. Через каждые 0,5-1 минуту делались замеры рН на рНметре. За это время рН воды снизился с 6,75 до 3,0 (температура воды повысилась от комнатной до 30 С). Зато же время рН в контролем 1 не изменился, а в контроле № 2 изменился примерно на 0,1 (от 6,60 до 6,68), что не превышает ошибки опыта (температура повышалась при этом от 18 до 25°С).

Опыт второй.

Пробирка с этиловым спиртом находилась в руках Кулагиной в течение семи минут, после чего по индикатору и лакмусовой бумаге установлено образование кислоты.

В контрольных опытах № 1 и № 2 кислотность среды не изменилась.

Опыт третий.

Раствор красителя - натриевая соль (метилоранж) - в стеклянке находился в руках Кулагиной в течение пяти минут, после чего краситель выпал в осадок. В контрольных опытах осадок не образовывался. Поскольку известно, что метилоранж в кислой форме нерастворим в воде, становится ясным, что Кулагина перевела а-форму красителя в Н-форму.

Опыт четвертый.

Трехпроцентный раствор казеината натрия в пробирке Кулагина держала в течение десяти минут. После этого замерили вязкость по времени падения металлических шариков в этом растворе, перелитом в стандартный цилиндр с мерными делениями. Скорость падения шариков по сравнению с контролем (№ 1 и № 2) увеличилась на пятнадцать-двадцать процентов, то есть под влиянием феномена "К" вязкость растворов казеината натрия падала. Из этого следует, что определенные белковые субстраты могут проявлять чувствительность к действию этого феномена.

Опыт пятый.

При контакте с рукой Кулагиной ацетатная нить обрывалась, тогда как в контрольных опытах (№ 2) обрыва нити не происходило.

Опыт шестой.

После прикосновения пальцев Кулагиной к полированной поверхности пластмассы из полистирола на ней четко проступал рельеф кожи пальцев (в виде дактилоскопических отпечатков). В контроле (№ 2) ничего подобного не наблюдалось.

Таким образом, проведенная серия химических экспериментов позволяет с достаточной убедительностью подтвердить существование феномена "К".

Несомненна и материалистическая сущность эффекта Кулагиной. Что же касается выяснения механизма этого уникального явления природы, а скорее всего - механизмов, то, думается, на сегодня нет еще достаточных данных, чтобы вынести определенные суждения. Пока более важной задачей, можно полагать, остается накопление опыта. Но для этого работы с Н. С. Кулагиной, к сожалению, плохо организованы.

Л. Вольф"

31 марта 1988 г.

Профессору Вольфу, несмотря на поддержку коллектива кафедры, руководства института, его коллег, представителей других специальностей, не удалось завершить намеченную программу.

Дело в том, что в 1987 году с очередной грубой клеветнической публикацией на страницах журнала "Человек и закон" выступил некто В. Стрелков, поместивший статью, где в худших тонах прошлых лет относил наши исследования к разряду антинаучных, а Нинель Сергеевну - к числу мистификаторов и шарлатанов. Пришлось прервать работу и искать защиту чести и достоинства в суде.

Народный суд Дзержинского района города Москвы в январе 1988 года признал наш иск к редакции обоснованным и принял решение, обязавшее редакцию поместить опровержение. Московский городской суд оставил в силе решение районного народного суда.

Таким образом, истина восторжествовала, но дорогой ценой - программа исследований сорвалась, а Нинель Сергеевна, перенеся инфаркт сердца, надолго вышла из строя.

Вернемся к химическим исследованиям.

И тут пришла пора сказать, что мы шли на кафедру профессора Вольфа с полной уверенностью в успехе, поскольку за плечами имели многолетний опыт воздействия на воду, пластмассы, полимерные и синтетические материалы.

Обнаруженный первым "эффект жжения", воздействие на растения, насекомых, животных, наконец, на человека не могли не вызвать естественного вопроса: что же является тем стимулятором, который ускоряет раскрытие бутонов цветов, рост растений, заживляет раны и прекращает воспалительные процессы... Поскольку эти метаморфозы происходили не мгновенно, а спустя некоторое время после усилий Н. С., то логичным было предположить, что в том или ином живом веществе происходит накопление каких-то веществ, резко ускоряющих обмен, либо какого-то вида энергии, меняющей поведение организма. Где, в каких структурах можно было бы заметить "следы" воздействия этого эффекта?

По нашему предположению, вероятнее всего - в воде, которая, как известно, является частью любых структур живого вещества; взрослый человек в среднем на 65% состоит из воды...

Начали мы с чернил. Ставили сначала два стакана водопроводной воды, давали ей отстояться. Затем к одному из стаканов, находившемуся на расстоянии полуметра от другого, Н. С. подносила ладони руки и несколько минут как бы "жгла", облучала воду. Другой стакан ее воздействию не подвергался. Затем из обычной пипетки с одинаковой высоты в каждый стакан капали по капле черных чернил. Как они себя поведут дальше?

В облученной воде черная капля опускалась на дно, оставляя в толще жидкости ровный след. А в другом стакане капля расплывалась сразу широким чернильным столбом, а вскоре вся вода равномерно окрашивалась, что свидетельствовало об активной диффузии.

В облученной воде диффузия происходила не сверху, а со дна, и на 5-6 часов дольше, чем обычно. Облученная вода выглядела чернее.

Долго не удавалось найти правдоподобные объяснения этому курьезному на первый взгляд опыту.

Когда выяснилось, что облученная вода приобретает кислый вкус, картина, как нам кажется, начала проясняться. Скорость диффузии чернил связана прежде всего с резким уменьшением поверхностного натяжения облученной воды. Для уяснения причины этого явления следует иметь в виду, что "поверхностное натяжение воды больше, чем у любой другой жидкости, за исключением ртути, но внесение даже минимального количества разных добавок к воде резко уменьшает ее поверхностное натяжение" (Лосев К. С. Вода. Л., 1989).

Другая способность воды - растворять разные вещества - связана с сильным "разносом" центров положительных и отрицательных зарядов в ее молекулах. Ориентируясь в электрическом поле, они стремятся нейтрализовать его. В результате любые заряды в воде притягиваются или отталкиваются с силой в 80 раз большей, чем в вакууме. "Это обеспечивает высокую растворимость вещества в воде, так как молекулы воды "растаскивают" частицы или ионы вещества, сила притяжения между которыми ослаблена" (Лосев К. С. Вода).

Поскольку в наших опытах без добавки каких-либо веществ чернила растворялись медленнее, можно предположить, что в облученной воде изменялись ее электрические свойства.

Вначале Нинель Сергеевна окисляла воду, держа руку над открытым стаканом. Через пять - десять минут вода становилась не только кислой на вкус, но и вызывала ощущение легкого жжения. Природа этого окисления могла быть только органического происхождения, поскольку в этих опытах были лишь две стороны процесса - вода и человек. Поскольку какие-то мельчайшие частицы, которые, по-видимому, выделялись с руки, попадали в воду, постольку они могли быть только органического происхождения.

Выяснилось, что показатель кислотности зависел от продолжительности облучения, напряжения Нинель Сергеевны, а также от объема воды в сосуде. Бралась, как правило, пресная водопроводная вода, величина рН которой, по индикаторной лакмусовой бумажке, была в пределах 6-7 единиц.

На вкус кислота ощущалась при значении рН, равном 5 единицам. Дальнейшее воздействие приводило к тому, что кислотность увеличивалась, а величина рН порой доходила до 3-2 единиц, лакмусовая бумажка становилась вишневого цвета. При этих величинах вода становилась горькой, оставляя неприятное ощущение во рту.

Так же успешно проходили опыты с "окислением" вин, коньяка, разных напитков, которые практически становились непригодными к употреблению. На основании собственного опыта могу сказать, что никаких неприятностей при питье "кислой" воды или другой таким же образом испорченной жидкости не происходило.

Каждый новый опыт вызывал новые вопросы.

Так, растворив в стакане воды чайную ложку соды, мы получили неожиданный результат. Величина рН воды достигла 9 единиц. Лакмусовая бумажка приобрела серовато-зеленоватый цвет. Появилась щелочная среда. Что произойдет, если эту воду начнет "жечь" Нинель Сергеевна, выпрыскивая с ладони частицы кислоты? Известно, что при соединении кислоты со щелочью (содой) в воде должны возникнуть в толще воды пузырьки углекислого газа.

Наши ожидания подтвердились. Как только Н. С. поднесла руку к стакану, под ладонью на гладкой водной поверхности появились мельчайшие всплески, вслед за ними со дна начали бурно подниматься мельчайшие газовые пузырьки. Чем сильнее Нинель Сергеевна создавала напряжение, тем чаще появлялись микровсплески на поверхности, тем энергичнее "вскипала" вода со дна стакана. Стоило ей отвести руку, как вскоре это "вскипание" прекращалось. Снова ладонь руки над стаканом - и опять буря.

Наблюдая за этим удивительным явлением, я подумал, а что будет, если в гущу пузырьков быстро опустить лакмусовую бумажку? Результат превзошел все наши ожидания.

Часть пузырьков успевала осесть на полоске бумаги, в этом месте цвет ее не менялся, оставался желтым, а вот остальная поверхность бумажки приобретала цвет, соответствующий щелочной среде. И чем интенсивнее шло "вскипание", чем больше оседало пузырьков на бумаге, тем больше на ней оставалось желтых точек диаметром до миллиметра, располагавшихся неравномерно по площади индикатора.

Таких опытов было проделано не менее двух десятков. Несколько раз при этом наряду с множеством желтых точек появлялось по 3-4 точки ярко-вишневого цвета.

Газовые пузырьки, поднимающиеся со дна стакана, - явный признак реакции в щелочной среде какого-то вещества кислотной природы. В виде мелких капелек выпрыскивается оно с ладоней и с большой скоростью достигает дна. Появление вишневых точек на лакмусовой бумажке можно, очевидно, объяснить тем, что при интенсивном облучении и бурном "вскипании" отдельные капли с высокой концентрацией кислоты не успевали достичь дна стакана и прореагировать с содой. Будучи подхваченными бурно поднимавшимися пузырьками газа и оседая на лакмусовой бумаге, они отмечали таким образом свое присутствие. Их цвет соответствовал величине рН, равной 2-1 единице.

Нечто подобное видели мы на глянцевой поверхности снимка, сделанного "Поляроидом", о чем упоминалось ранее.

Точно так же облучала Н. С. свежее молоко, сырые яйца. Молоко быстро скисало, а желток через какие-нибудь 10-15 минут терял форму, превращался в серовато-желтую массу, растекавшуюся по блюдцу.

Пока на первых порах опыты шли с открытыми сосудами, вполне приемлемым было предположение, что мельчайшие капли некой кислоты выбрасываются организмом Кулагиной. Исходя из данных по биологии и физиологии, можно было бы думать, что эффект окисления воды может найти подтверждение на основании известных науке явлений. К этому же выводу приходили и некоторые ученые, наблюдавшие упражнения Нинель Сергеевны и проводившие при этом некоторые измерения.

Однако в действительности все оказалось значительно сложнее. Нам удалось установить: вода становится кислой не только в открытом стакане, но и в герметически закрытых сосудах, будь то стеклянные бутыли и колбы с простыми и притертыми пробками, запаянные стеклянные ампулы и металлические капсулы из нержавеющих материалов с винтовыми пробками на резиновых прокладках.

Нинель Сергеевна обычно держала такой закрытый сосуд в руках и воспроизводила то же напряжение, что и при опытах со стаканом воды. Однако продолжительность воздействия и напряжение организма, необходимые для получения результата, значительно возрастали.

Мы брали разную воду - и ту, что текла из водопровода, и ту, что набирали из природных источников. Использовалась дистиллированная вода, как технического назначения, так и в ампулах для медицинских целей. Вода из колодца или реки фильтровалась через вату или бумагу.

Однажды химик-лаборант, исследуя пробы нашей воды, обратил внимание на плавающие в ней какие-то мельчайшие нити, которые, как он предположил, могли остаться после фильтрования воды через вату.

Эта вода действительно была профильтрована до облучения Н. С. через вату, поскольку брали ее из колодца. Никаких взвешенных частиц, выпадавших в осадок или находившихся в толще воды после фильтрации, в прозрачной бутылке я не заметил.

Обстоятельства сложились так, что облученная в бутылке вода хранилась до анализа несколько недель. И когда из бутылки мы отливали во флакон часть воды, то не обратили внимания на какие-либо посторонние взвешенные частицы. Только замечание химика о прозрачных нитях заставило нас уделить особое внимание неожиданному открытию.

Внимательно рассмотрев воду, я увидел при боковом освещении на черном фоне бесчисленное множество мельчайших нитевидных частиц. Они находились в постоянном движении, словно заведенные. У нас дома хранилось несколько бутылок с облученной в разное время водой, профильтрованной - колодезной, водопроводной, а также неочищенной.

Во всех образцах виднелись нитевидные взвешенные частицы. Нам стало ясно, что дело здесь не в фильтрации, не в вате, а в чем-то другом, связанном с фактором облучения воды.

Так мы совершенно неожиданно встретились с еще одной разновидностью феномена "К", которая, как нам представляется, имеет особое значение.

Прежде чем приступить к рассказу о дальнейших наблюдениях за этими живыми "нитями", способными делиться и развиваться, хочу сказать, что нам не удалось найти ответа на вопрос, почему вода приобретает кислый вкус и величина рН ее резко снижается даже тогда, когда она облучается в надежно закрытых сосудах.

Общепризнано, что увеличение кислотности воды - не что иное, как увеличение в ней концентрации положительных ионов. Спрашивается, почему в облученной воде концентрация этих ионов возрастает? Не могут же положительные ионы, генерируемые Кулагиной по каким-то совершенно непонятным законам, через стеклянные или металлические стенки сосуда воздействовать на воду. Такое предположение абсурдно и не выдерживает никакой критики с позиций ионной теории кислот и оснований, практики химии.

С другой стороны, нам известно, что в опытах по изучению природы "эффекта жжения" и других у Кулагиной зарегистрированы кратковременные звуковые и ультразвуковые импульсы. В научном отчете Института радиотехники и электроники сказано:

"Вблизи рук "К." в рабочем режиме зарегистрировано возникновение последовательности акустических импульсов, следующих с периодом около 1 сек."

Эти импульсы всесторонне измерены как московскими, так и ленинградскими физиками.

Эти открытые ультразвуковые импульсы позволили мне высказать мысль, что ультразвуковые колебания могут приводить к таким процессам, которые сопровождаются распадением молекул воды, а следовательно, и возможным ее окислением. Это предположение на первый взгляд казалось вполне логичным, тем более что по этому поводу есть прямые указания в специальном академическом издании "Ультразвук". (Советская энциклопедия. М., 1979.)

Но это только казалось...

Вода хранит множество загадок. Вопросов она порождает больше, чем наука на сегодня сумела дать ответов.

Когда мы убедились, что появление тончайших образований в облученной воде не является явлением случайным и не зависит от солености или жесткости воды и характера источника, мы с особым интересом стали наблюдать за развитием этих "нитей". Повторными опытами удалось установить, что после облучения вода теряла прозрачность и бесцветность, которая была до опыта. И это никак не связано с каким-то загрязнением стекла сосудов, которые держала в руках Нинель Сергеевна.

Вода на темном фоне и при боковом освещении имела фиолетовый оттенок, напоминающий спирт-денатурат.

Фиолетовый туман как бы клубился в толще воды, создавая различную плотность окраски. Если не трогать бутылку с такой водой и не стараться искусственно ускорить перемешивание этого бледно-фиолетового "тумана", то можно несколько часов наблюдать за тем, как восходящие и нисходящие потоки в толще воды создают игру случайных форм. Это говорит о происходящих в ней каких-то временных структурных изменениях. Постепенно происходит "выравнивание" фиолетового оттенка по всему объекту, а через несколько часов он бесследно исчезает.

Величина рН и в этих опытах резко менялась. Питьевая вода становилась горькой. Хотя пить ее было можно, не рискуя отравиться.

Как объяснить то, что мы наблюдали? Почему у воды появлялся бледно-фиолетовый цвет?

Как мы помним, фиолетовый цвет наблюдался и при фотографировании ауры в съемочном павильоне Ленинградской киностудии научно-популярных фильмов, о чем говорилось ранее.

Очевидно, в бутылке мы видели рассеяние фиолетовой части видимого спектра на мельчайших частицах в толще воды. Размеры их должны быть, в соответствии с законом рассеяния света Рэлея, менее десятой доли фиолетовой части спектра.

Если это так, то что же это за вновь появившиеся частицы, которые выборочно занимают и удерживают место и не спешат подчиняться случайному тепловому броуновскому движению молекул?

Нельзя ли попытаться объяснить феномен ультразвуковыми импульсами Нинель Сергеевны?

В качестве сосуда, в котором облучалась вода, мы использовали термос. Его стеклянный баллон, как известно, имеет двойные стенки. Из внутренней полости откачана часть воздуха. Таким образом, используя этот сосуд, мы тем самым полностью исключили возможность передачи звукового импульса снаружи во внутреннюю полость сосуда. Однако и в термосе "нити" появились.

Чуть было не забыл сказать, что воздействию Н. С. подвергалась также соленая морская вода, привезенная нами с Черного моря. И она вела себя так же, как все другие жидкости в наших опытах. Таким образом, мы вновь оказываемся в очередном тупике при объяснении феномена "К".

Хотя сам по себе факт изменения кислотности каким-то неизвестным видом энергии имеет принципиальное значение и заслуживает особого внимания. Однако в экспериментах с водой мы столкнулись с поразительным явлением, выходящим за пределы физических или биохимических исследований.

Дело в том, что в облученной воде, повторюсь: дистиллированной, пресной, соленой, морской, стерильной жидкости для внутривенного вливания, через три-четыре недели начинают появляться и развиваться мельчайшие микроорганизмы! Постепенно они группируются и по прошествии нескольких лет формируют грибовидный осадок наподобие медузообразной структуры. Иногда они закрепляются на стенках стеклянного сосуда и прорастают "нитями" в толще воды в разных ее уровнях, создавая своеобразные многоэтажные образования. При длительном хранении кислотность среды повышается, что, вероятнее всего, является следствием жизнедеятельности этих микроорганизмов.

В некоторых образцах облученной воды в течение трех лет величина рН уменьшилась на 2-3 единицы. Кислотность увеличивалась и в воде, находившейся на свету в прозрачных стеклянных емкостях, и в воде, лишенной света в непрозрачных металлических сосудах.

Капля такой воды, высыхая на стекле, оставляет тончайшую пленку с различными рисунками, напоминающими морозные узоры. Эта же вода, налитая до краев в вогнутое стекло, после испарения оставила плотный осадок, который затвердел, принял серо-желтый цвет, весьма плотную структуру.

Несколько раз за последние годы мы передавали образцы воды с загадочной структурой в научные учреждения для исследования. Но ни разу нам не удавалось получить от ученых какого-то определенного заключения. Возможно, не находилось аналогов тому, что видели из-за внезапно возникающей трудности исследования неизвестной материи, и опасения оказаться причастными к паранаучным экспериментам. Но не выплескивают ли они из полученных сосудов вместе с облученной водой ребенка, неизвестного науке?

Некоторые, столкнувшись с феноменом "К", считают, что и без облученной воды проблем хватает на много лет вперед. И загадочные самообразующиеся структуры переполнят объем информации, перепутают все основы, на которые еще можно пока опираться, исследуя Кулагину.

И все же в одной из лабораторий нашлись смельчаки, которые попытались выяснить природу образовавшейся в облученной воде структуры. Нам устно сообщили, что среди известных по каталогам бактерий, водорослей, грибов и простейших аналогов тому, что оказалось в предложенных образцах, нет.

Столь осторожное отношение к возникшей проблеме легко понять: обнаруженная "живность" может вызвать у ученых серьезные опасения - у всех в памяти насаждавшиеся в 50-е годы идеи печальной памяти О. Б. Лепешинской о порождении клеток бесструктурным живым веществом. Уже этого одного достаточно, чтобы избегать наших пробирок, как чумной заразы.

Но факты есть факты. Отказаться от них нельзя, несмотря ни на какие сомнения.

И в заключение расскажу о наших последних попытках установить истину, исследуя "живую воду".

...В начале 1988 года в Ленинград приехал из Афганистана офицер М., перенесший болезнь печени. Лечение в разных госпиталях ему не помогло. В тяжелом состоянии М. по просьбе врачей попал в руки "К." Прогревание руками сделало свое дело. Офицер неожиданно для лечащих врачей полностью выздоровел. Вопрос об увольнении из армии был снят.

Вслед за М. пришлось Нинель Сергеевне "греть" печень и руководителю медслужбы, где безуспешно лечили офицера. В благодарность за выздоровление руководитель медслужбы решил помочь как-то разобраться в природе "живой воды", после того как увидел наши "запасы", хранимые годами.

Мы стремились сделать объективный и возможно технически полный анализ в лаборатории судебно-медицинской экспертизы. Причем провести анонимное исследование. Авторитетное заключение экспертизы облученной жидкости для внутривенного вливания "Полидез", находившейся в фирменной упаковке, снимало бы подозрения в чистоте опытов. Ни о каком проникновении через стекло флакона и герметическую фирменную упаковку каких-либо известных биологических структур не могло бы быть и речи. Заключение судебно-медицинской экспертизы военной организации, ни в каком плане с нами не связанной, для нас являлось моральной поддержкой.

Военный врач получил от нас четыре флакона с образцами для исследования, заверив нас в том, что доведет дело до конца по всем правилам.

Во флаконе № 1 была морская соленая вода, привезенная с Черного моря в 1983 году. Эту воду Н. С. не облучала, она служила эталоном для сравнения.

Во флаконе № 2 - та же морская вода, но облученная в сентябре 1983 года. Величина рН была определена тогда равной 4,5 единицы; сразу же после облучения образовалась достаточно кислая среда. Добиться этого в соленой воде значительно труднее, чем в пресной.

Во флаконе № 3 находилась пресная вода, а во флаконе № 4 - стерильная жидкость.

Спустя три месяца мы получили в конверте со штампом узла фельдъегерской связи долгожданный "Акт комплексного исследования", подписанный главным судебно-медицинским экспертом, судебным химиком, заместителем по науке одного из военных институтов, заведующим экспериментальной лабораторией, начальником бактериологического отдела, скрепленный круглой гербовой печатью медслужбы. Из него мы узнали, что во флаконе № 2 величина рН еще более уменьшилась, стала равной 3 единицам. За 5 лет, пока происходило разрастание микрофлоры, кислотность среды увеличилась.

Морская облученная вода стала обладать антибактериальными свойствами. Бактерицидный индекс ее, согласно акту исследования, равнялся 4, в то время как эталонная морская вода во флаконе № 1 имела индекс меньше 1/2 и, как следует из заключения, она стимулирует рост бактерий.

Во флаконе № 3 за 5 лет образовалась мутная желтоватая жидкость с хлопьевидным коричневато-серым осадком, как ни странно, также обладающая антибактериальными свойствами с бактерицидным индексом более 40.

Наконец, в фирменном флаконе № 4 находилась жидкость-кровезаменитель "Полидез" - стерильный раствор для внутривенного капельного вливания. Как сказано в Большой медицинской энциклопедии: "Препарат применяют при лечении интоксикаций различного происхождения у хирургических и инфекционных больных, при септических состояниях в акушерско-гинекологической практике".

Два флакона этого препарата, изготовленные в Ленинградском научно-исследовательском институте гематологии и переливания крови, нам передал профессор, доктор медицинских наук Ф. В. Баллюзек в январе 1985 года. Он был знаком с опытами по облучению воды.

Тогда же один из "Полидезов" Нинель Сергеевна не менее десяти раз активно облучала по нескольку минут, держа флакон в руках. При этом каждый раз жидкость бурно вспенивалась. То же происходило и когда она облучала флакон, не прикасаясь к нему, с расстояния в 10-15 сантиметров. Мелкие пузырьки пены заполняли все свободное пространство и держались не менее получаса.

Со временем во флаконах появились мельчайшие нитевидные образования, которые разрастались, группировались и превратились в "мелкий хлопьевидный белый осадок".

Анализ показал, что "Полидез" из стерильного стал нестерильным. Однако бактерицидный индекс его превышал величину 400. Не менее странно и то, что произошло окисление препарата. Водородный показатель резко снизился до величины рН, равной 3. А это, как известно, для кровезаменяющей жидкости вообще недопустимо.

Второй флакон с "Полидезом" мы оставили как контрольный. Он хранится у нас. В нем не заметно каких-либо "нитей". Не изменился цвет, прозрачность состава.

Из акта следует, что анализ проведен всесторонне, с использованием современных методик и технических средств, с высокой точностью.

Анализ химического состава проводился по 12 показателям.

Химики столкнулись с неожиданными для них трудностями. Так, например, облученный "Полидез" удалось исследовать только по шести показателям.

В акте по этому поводу говорится:

"Концентрация ионов во флаконе № 4 определена с ошибкой около 30-40% ввиду специфичности состава, остальные параметры определить не представилось возможным по той же причине".

И это в то время, когда состав "Полидеза" хорошо известен: это трехпроцентный раствор низкомолекулярного полихлорвинилового спирта с 0,9% хлорида натрия.

Почему этот состав оказался настолько сложным для анализа, что только половина от возможных показателей определены, и то с ошибкой в 30-40%, "ввиду специфичности состава", а остальные параметры даже "не представилось возможным определить по той же причине"?

По-видимому, здесь имеет место то же явление, которое было обнаружено еще в 1977 году в Институте физической химии АН СССР. Тогда Нинель Сергеевна облучала химические растворы, запаянные в ампулы из молибденового и кварцевого стекла. В протоколе опыта читаем:

"Ядерно-магнитный резонанс - спектр облученного раствора - показал наличие продукта (около 20%), отличного от продукта реакции, который образуется при нагревании или облучении раствора ультрафиолетовым или видимым светом".

В запаянных ампулах, обернутых светонепроницаемой бумагой, после облучения реакция пошла с отклонением от обычных норм. Поэтому образовалось 20% продукта, отличного от ожидаемого.

Выходит, что в том и другом случаях известные методы анализа не позволяют расшифровать состояние вещества, подвергшегося воздействию биологического излучения феномена "К".

Мы проводили и другие химические опыты, но о них хотелось бы сообщить в журналах для специалистов.

* * *

О некоторых наших опытах с водой мы рассказали известному режиссеру Киевской киностудии научно-популярных фильмов В. П. Олендеру в начале 1989 года. Он, вполне естественно, сразу же высказал замечания относительно корректности эксперимента и предложил повторять его с запаянными стеклянными сосудами с водой, которые он намеревался привезти из Киева. Мы согласились.

В следующий раз киногруппа доставила две запаянные стеклянные колбы, заполненные водой.

Одну из этих колб несколько дней подряд Нинель Сергеевна облучала, держа в ладонях. Через три-четыре недели в ней появились известные нам мельчайшие образования, число которых с каждым днем росло...

Колбу эту режиссер, как и обещал, сохранил и переслал нам в Ленинград. Сейчас она находится в нашей коллекции.

В остальных колбах с киевской водой, а их по заказу В. Олендера сделали несколько, в том числе и для нас, никаких изменений в воде не замечено. В них чистая, прозрачная вода...

* * *

Таковы далеко не все грани феномена "К" - Нинель Сергеевны Кулагиной, который, по всей видимости, предстоит разгадать в будущем веке.

Наш уходящий XX век загадку телекинеза, жжения, "пси-фотографии", "кожного зрения", "живой воды" почти никак не разрешил, хотя означенная "К." четверть века демонстрировала свой дар каждому ученому, который хотел его видеть. Но этого оказалось мало.


Когда рукопись книги была уже в издательстве, до нас дошло известие, что после тяжелой болезни Нинель Сергеевны Кулагиной не стало. - Ред.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2010-2017
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://ezoterikam.ru/ "Ezoterikam.ru: Библиотека о непознанном"