БИБЛИОТЕКА
ССЫЛКИ
КАРТА САЙТА
О САЙТЕ





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Сны и... любовь

Сны и... любовь
Сны и... любовь

"На новом месте приснись жених невесте!" - вспоминается шутливое заклинание студенческой поры, когда, добравшись до места ночлега, группа туристов весело укладывается спать. И что самое интересное, заказанное сновидение - явление во сне неведомого, но желанного образа - действительно нет-нет да и радовало какую-нибудь счастливицу и было предметом жизнерадостных обсуждений с подругами поутру. Однако шутка оставалась шуткой. Все это понимали, хотя, пожалуй, все-таки чуточку тайно верили в чудо.

Впрочем, в жизни встречаются вариации на ту же тему и без юмористической окраски. Например, мне известен вполне достоверный случай, когда недавно овдовевшая, серьезная и уже немолодая дама, которую заботливые друзья познакомили с подходящим человеком, в первый же момент знакомства сказала: "Да, я именно таким видела вас сегодня во сне..." Взаимная симпатия быстро переросла в любовь. Их брак оказался удачным.

Что это - чудесное предвидение, судьба или случайность? Если же это не чудо, то как можно во сне увидеть человека, которого наша знакомая ни разу в жизни не встречала? Тем не менее подобные случаи бывают, и объяснить их без вмешательства потусторонних сил не так уж сложно, если учесть три обстоятельства:

  1. выбирая кандидата в женихи, друзья хорошо знали личные вкусы своей знакомой;
  2. она нередко видела сны подобного содержания (т. е. вариации появления "жениха"); накануне, зная о предстоящем знакомстве, была несколько возбуждена и долго не могла уснуть, думая о завтрашней встрече;
  3. образ в сновидениях, как правило, весьма расплывчат и легко трансформируется в утренних воспоминаниях и грезах.

Итак, простая логическая цепочка позволяет предположить, что в данном случае имело место своего рода сновидение по заказу с размытым вероятностным исполнением желания. "Запрограммированный" идеальный (или близкий к идеальному) образ, включенный в сновидение, совпал с удачно выбранным кандидатом. (Кстати, были, конечно, и неудачные опыты знакомств, но они не оставили яркого следа.) Опять дело в статистике? Отчасти. Но в данном случае очень важна роль сильного внутреннего побуждения - стремления к любви, нежности, браку. Вот об этом мы поговорим сейчас подробнее, опираясь на данные современной нейрофизиологии и психофизиологии.

Оказывается, такое тонкое, сильное, глубокое, сложное, таинственное и во многом еще не объяснимое чувство, как любовь, по сути своей является разновидностью внутренних побуждений организма - мотивацией, хотя и очень яркой, иногда всепоглощающей. Да, лишь особой мотивацией - сложным психофизиологическим состоянием, имеющим ярко выраженную субъективную окраску, но базирующимся на вполне материалистических основах. Во всяком случае, и у человека, и у животных выделены отделы мозга, повреждение которых приводит к грубому нарушению тех или иных эмоций и мотиваций.

И все-таки может показаться вульгарным упрощением любая попытка рассматривать страстные чувства влюбленных как следствие игры каких-то нервных и гуморальных процессов, происходящих в организме. Неужели нежную, беззаветную, самоотверженную любовь матери к своему ребенку можно свести к колебаниям уровня возбудимости нервных центров в мозгу? Даже мысль об этом кажется оскорбительной!.. Но попробуем отойти от идеальных представлений о сущности любви и обратимся к строгим научным фактам и мнению авторитетных ученых.

Итак, середина прошлого века. На столе цензора лежит книга И. М. Сеченова с крамольным названием; "Попытка ввести физиологические основы в психологические процессы". В психологические процессы?! В эти тонкие, таинственные и неведомые движения души и вдруг... какие-то физиологические основы?.. Возмутительно! Запретить!

В этом классическом произведении отца русской физиологии, известном нам под названием "Рефлексы головного мозга", много смелого, поистине революционного (цензура настояла тогда на изменении названия). К числу наиболее впечатляющих страниц этого произведения относится трактат о страстях - краткое, блестящее по форме, выразительное повествование о том, как рождается и умирает любовь, как пылкая страсть постепенно переходит во влюбленную дружбу (то есть в основу счастливого брака). Весь анализ динамики личностных отношений - в строгих терминах физиологии и психологии, никакой мистики, идеальному началу места как будто бы и не остается.

Серьезные успехи психологов и социологов в попытках статистически прогнозировать типы удачных и неудачных супружеских пар открывают путь к увеличению вероятности семейного счастья избранников. В наши дни, на современном уровне знаний о природе человеческих отношений, правомерно говорить о практическом воплощении некоторых идей И. М. Сеченова о физиологических основах любовной страсти.

Примечательно, что документальное изучение эволюции сна у новобрачных показало, что первое время в их сновидениях довольно часто отмечаются сексуальные сцены, но затем, по мере привыкания супругов друг к другу, подобные сновидения начинают отмечаться значительно реже. Создается впечатление, что на определенном этапе межличностных отношений у любящих друг друга людей "эротическая составляющая" любви, как и всякая неудовлетворенная потребность, может проявляться в сновидениях, иногда в весьма причудливой форме.

Впрочем, любовь человека действительно слишком сложное и многогранное чувство, чтобы считать уровень современных знаний по психологии, физиологии и социологии семейных отношений достаточным для строгого научного анализа. Несмотря на отдельные успехи в оценке четкого определения основных психофизиологических признаков для мужчин и женщин, составляющих счастливые и несчастливые супружеские пары, не стоит переоценивать полноту научных знаний в этой сложнейшей области человеческих отношений, где проходит граница реально предполагаемого и еще совершенно непознанного. Пока идут осторожные, но не бесперспективные поиски. Психологи, занимающиеся проблемами семьи, обращают внимание на потенциальную опасность состояния влюбленности как своего рода периода "эмоциональной блокады". Действительно, этот восхитительный момент, не без основания иногда рассматривающийся как своеобразный вариант легкого помешательства, характеризуется резким снижением критики к объекту любви. Через год-полтора после скоропалительной женитьбы (замужества), когда исчезает ореол таинственности и угасает яркость страсти, может возникнуть очень серьезное, подчас роковое, разочарование друг в друге.

Сны странные
Сны странные

Выявившаяся "несовместимость характеров" воспринимается как полная неожиданность, непредвиденная катастрофа, а между тем родители и окружающие нередко правильно и мотивированно прогнозировали будущие острые проблемы. Однако многие ли считают их советы объективными?

Успехи науки о человеке позволили вплотную приблизиться к решению проблемы подробной количественной оценки свойств личности. Далее открывается путь поиска статистически значимых характеристик совместимых и несовместимых пар. Прогнозы психологов в отношении межличностных отношений супругов представляют значительный интерес. Например, установлено, что флегматики - как мужчины, так и женщины - хорошие брачные партнеры для обладателей любых классических разновидностей темпераментов: холериков, меланхоликов, сангвиников, для всех, кроме... флегматиков.

Возможно, что целенаправленные поиски в этом направлении дадут много полезных рекомендаций, особенно если удастся быстро и надежно определить психологические и физиологические свойства каждого человека и научиться эффективно оценивать сочетание различных личностных характеристик с помощью ЭВМ. Уже имеющиеся успехи психологов и социологов при разработке алгоритмов для прогнозирования на ЭВМ удачного выбора супругов дают основание для некоторого оптимизма.

Мы остановились на анализе такой сложной и важной сферы человеческих отношений, как любовь, чтобы продемонстрировать возможность объективного исследования даже самых интимных сторон поведения личности. И, тем не менее, в жизнедеятельности человека остается еще немало непознанного. Современная физиологическая наука пока не в состоянии достаточно полно ответить на вопрос, что такое сон, каково функциональное назначение сновидений. Однако имеющийся арсенал методических приемов позволяет вплотную приблизиться к пониманию нейрофизиологических механизмов возникновения сновидений. Воздействуя на мозг импульсами тока в определенные периоды сна, можно было бы ожидать желаемого развития сновидений. Конечно, речь идет лишь о теоретической возможности, поскольку эксперименты на людях недопустимы. Другое дело - исследования на животных, но здесь возникает другая проблема. Если путем прямой стимуляции избранных отделов мозга вызвать сновидение у кошки, собаки или крокодила, то как же узнать его содержание? На прямой репортаж рассчитывать не приходится. Остаются только косвенные показатели: оценка поведения животного, объяснение главным образом двигательных реакций.

Принципиальная возможность управления мозговыми процессами и корректировка сложного поведения высокоорганизованных животных были продемонстрированы во многих исследованиях.

А доступен ли физиологам анализ функциональных механизмов материнской любви? В применении к животным - да. Конечно, психика человека и все формы проявления любви, в том числе и любовь матери, неизмеримо сложнее и многограннее, чем у животных. Но если быть последовательными материалистами, то нельзя не искать корни всех, даже самых сложных, проявлений жизнедеятельности у братьев наших меньших, как бы высоко повелитель природы ни вознесся на вершину эволюционного дерева.

Впрочем, говоря о материнской любви у животных, мы можем опираться на убедительные примеры подлинного альтруизма и самопожертвования родителей (главным образом матери) у многих высокоорганизованных представителей животного мира - млекопитающих и птиц - по отношению к своим детенышам. Посмотрите, как нежно ласкает мать-обезьяна своего маленького первенца. Как бережно гладит его по головке, заботливо прижимает к груди... Но что это? С отвращением она вдруг отбрасывает любимое дитя и безразлично взирает на страдания полубеспомощного существа, только что согретого ее теплом. Проходит несколько десятков секунд, и поведение обезьяны-матери резко меняется - она озабоченно бросается к своему детенышу и начинает его нежно обнимать и ласкать...

А виной всему едва уловимое движение экспериментатора. Нажата кнопка, в определенный отдел мозга поступает слабый электрический импульс - всего несколько вольт, - и обезьяна-мать опять подчеркнуто безразлична к своему маленькому сыну или дочери... Поток импульсов прекращен. Незамедлительно возвращается нормальное поведение: мы вновь видим заботливую мать. И так многократно: электрические импульсы, направленные в определенные области мозга, где находятся вживленные маленькие электроды, решающим образом изменяют поведение животного, как бы блокируя "центры материнской любви".

Конечно, эти эксперименты, выполненные известным американским нейрофизиологом Карлом Прибрамом (а также в нескольких других лабораториях мира), могут показаться жестокими. Однако ученые в стремлении глубже познать природу деятельности мозга человека, чтобы научиться бороться с недугами, вынуждены подчас прибегать к такого рода исследованиям. Изучение управляемого поведения посредством прямого воздействия на мозг - один из традиционных путей проникновения в его тайны.

Во многих экспериментах доказано, что изменение поведения можно вызвать раздражением участков мозга не только электрическими импульсами, но и механическим путем, а также с помощью некоторых химических препаратов.

Результаты подобных наблюдений на животных не проходят мимо внимания врачей, которые лечат нарушения сна. Это объясняется стремлением найти новые пути коррекции нарушенной деятельности мозга в тех случаях, когда традиционная лекарственная терапия оказывается неэффективной. Казалось бы, сновидение - дело безобидное. Стоит ли врачу и физиологу искать пути управления ими? Выяснилось, что даже необходимо. Имеется немало психически травмированных людей, которые регулярно видят угрожающие сновидения. Эти жуткие сны буквально отравляют им жизнь, а врач далеко не всегда способен помочь такому больному. Поэтому арсенал методов эффективного, но щадящего и в то же время прицельного воздействия на мозг и отдельные его центры нуждается в пополнении. Хорошо, когда удается усовершенствовать уже апробированный способ регуляции мозговых процессов, еще лучше, когда открываются принципиально новые подходы.

В последние годы интенсивно разрабатывается перспективный методический подход, позволяющий влиять на строго определенные области мозга без какого-либо хирургического вмешательства - лишь путем введения в ликвор (жидкость, омывающую мозг) специфических мозговых антител. Оказывается, каждый отдел мозга имеет собственную молекулярную характеристику белков, которым соответствуют особые антитела. Точнее, таких антител в мозговой ткани нет, но их можно искусственно производить, примерно так, как это делается при изготовлении лечебной сыворотки для пассивной иммунизации, только технически такая задача неизмеримо более сложная.

Все знакомы с прививками, которые обеспечивают иммунизацию организма путем введения ослабленных возбудителей болезни либо готовых антител и антитоксинов. Микробные антитела воздействуют лишь на строго определенные виды возбудителей болезней, а на других микробов не действуют - не та белковая структура! Аналогичным образом работают и мозговые антитела. Они избирательно влияют только на участки мозговой ткани, родственные им по белковой структуре. Подобно тому, как микробные антитела, введенные в кровь, сами находят обидчиков организма и уничтожают их, мозговые антитела, введенные в ликвор, тоже тщательно разыскивают своего адресата, не раздражая и не разрушая другие отделы мозга.

Достигнув нужной области, они целенаправленно влияют на ее активность, ослабляя или полностью подавляя ту функцию, которая обеспечивается этими мозговыми структурами. Эффект будет зависеть от дозы, количества инъекций и ряда других специальных условий. В принципе возможно одновременное воздействие сразу на несколько центров. Пока использование мозговых антител находится на этапе лабораторных исследований. Однако их применение для тонкой коррекции нарушенных процессов возбуждения и торможения в мозгу, включая подавление деятельности тех областей коры, которые связаны с продукцией навязчивых угрожающих сновидных образов, представляется реальным. На основе использования мозговых антител теоретически допустима даже фантастическая возможность создания своего рода "лекарства против любви" или, наоборот, "волшебного приворотного зелья".

Может быть, попытки непосредственного воздействия на мозг эффективны лишь при исследовании на животных, а у человека все будет иначе? Конечно, на людях нельзя экспериментировать, но обследование в интересах больного, например, при подготовке к нейрохирургическим операциям, в некоторых случаях дает возможность без всякого вреда для здоровья человека проследить за субъективными реакциями, которые возникают при прямом раздражении обнаженного мозга или при введении в мозг электродов с лечебными целями.

Так, еще лет тридцать назад внимание специалистов привлекли результаты клинико-физиологических наблюдений известного канадского ученого У. Пенфильда. Раздражая слабым током участки височной области обнаженного мозга (при подготовке к операции по поводу тяжелой формы эпилепсии), он обнаружил возможность извлечения информации из кладовых долговременной памяти. Лежа на операционном столе, больной рассказывал (использовалась местная анестезия), что при стимуляции он отчетливо, как в кино, видит конкретные красочные эпизоды из прошлой жизни: своих друзей, родных, обстановку, предметы, хорошо ему знакомые. Это мало напоминало обычные сновидения, галлюцинации или грезы, поскольку был четко выражен эффект присутствия в том мире, который "включился" посредством электрического раздражения мозга.

В то же время больной понимал, что он находится в операционной. Примечательно, что повторная стимуляция той же области мозга одинаковыми импульсами вновь приводила к стереотипным воспоминаниям - как будто повторно прокручивался "ролик". Не все надежды, связанные с попытками подобрать ключи к кладовым долговременной памяти, которые были порождены этими наблюдениями, оправдались, но подобный подход показал принципиальную возможность психологической реакции людей при прямой стимуляции мозга.

По мере совершенствования нейрохирургической помощи улучшаются методы диагностики и приемы подготовки к операциям. Иногда вместо резекции труднодоступной опухоли мозга лучше ее разрушить в глубине, не извлекая: данная манипуляция будет значительно менее травматичной, а иногда и единственно возможной. Разработка такого рода лечебно-диагностических методов привела к использованию в ряде ведущих нейрохирургических клиник мира (в том числе и в СССР) метода долгосрочных погружных электродов. В тех случаях, когда лекарственная терапия неэффективна, а традиционные приемы нейрохирургического вмешательства почему-либо затруднены, использование долгосрочных погружных электродов не только помогает уточнению диагноза, но в некоторых случаях позволяет существенно улучшить состояние больных без тяжелой, травмирующей операции (например, ликвидировать изнурительный тремор - непрекращающееся дрожание).

Сущность этого лечебно-диагностического метода состоит в следующем. После тщательного обследования и подготовки больного, с учетом характера заболевания и его индивидуальных особенностей, в мозг осторожно вводят пучок маленьких золотых электродов. Глубину и место их введения обычно рассчитывает ЭВМ. Основная задача - наименее травматично и наиболее точно ввести электроды в зону поражения. Зачем? Чтобы, "нащупав" больной участок мозга, подать на электроды ток определенной силы и обеспечить локальное разрушение пораженного участка. Выключение из деятельности такого патологического очага даст стойкий лечебный эффект. Это основная задача. Однако в процессе подготовительных процедур, например, пока уточняется зона поражения, исследователи нередко наблюдают физиологические и психологические эффекты, обусловленные прямым раздражением структур мозга импульсами электрического тока. Эти феномены демонстрируют общность принципов организации функций мозга у человека и у высокоразвитых животных. В частности, и в нашей стране, и за рубежом было многократно показано наличие четко выраженных эмоциогенных зон в мозгу человека: их раздражение вызывает удовольствие либо, при стимуляции других структур (что наблюдается много реже), неприятные ощущения. О такого рода феноменах "рая" и "ада" писал, в частности, В. Леви в популярной книге "Познай самого себя".

В одной из ленинградских клиник, где используется метод лечения с помощью долгосрочных погружных электродов, произошел примечательный случай. Женщина, в мозг которой по медицинским показаниям были введены электроды, при очередном сеансе электростимуляции вдруг почувствовала... горячую любовь к врачу, ведущему наблюдение. После завершения сеанса стимуляции "любовь" прошла... Больная с должной иронией восприняла "электрическую любовь", как она сама ее в шутку называла, но факт остается фактом - под влиянием прямой электрической стимуляции мозга возможна генерация сложных ощущений и мотивации человека, не исключая чувства, напоминающего любовную страсть.

Впрочем, ничего сверхъестественного здесь нет: сколь бы ни была сложна та или иная психофизиологическая функция организма человека, ее основа материальна: мозг и эндокринная система - морфологические субстраты - необходимы, чтобы могло развиться чувство любви, как это ни прозаически звучит. Таким образом, говоря о человеческих страстях, в том числе и о любви, нам следует вслед за великим И. М. Сеченовым обратиться к объяснению интимных механизмов формирования чувств и поступков прежде всего как к сложной функции мозга.

А теперь вернемся к сновидениям. Тема любви в сновидениях отнюдь не редкость. Сколько прекрасных примеров анализа человеческих страстей можно найти в литературных произведениях о желанной встрече с любимой (любимым) в сладостном сновидении!.. Однако обратимся к феномену несколько иного плана, несомненно имеющему немало общих корней с любовной страстью, - сексуальным мотивам в сновидениях. Количество снов с эротическими сценами довольно велико и в определенные возрастные периоды достигает 30 процентов от общего числа сновидений. Примечательно, что зрительные сцены, связанные с половыми функциями, начинают появляться в 13-14 лет, достигая максимума в 25-30, а к 70-75 годам они уже почти не отмечаются. Заметный скачок частоты сексуальных сновидений у женщин в 40-45-летнем возрасте совпадает по времени с предклимактерическим повышением полового влечения. При некоторых видах поражения мозга эротические картины в сексуальных сновидениях становятся очень яркими и подчас настолько откровенными, что скромные люди не решаются подробно рассказывать их содержание даже самым близким людям.

В. Н. Касаткин, исследовавший многие медицинские и физиологические аспекты сновидений, отмечает, что у семейных людей сексуальные сны отмечаются чаще в тех случаях, когда супруги не получают полного полового удовлетворения. В 2-3 раза чаще, чем у семейных, регистрируются сексуальные сновидения у лиц, не ведущих регулярную половую жизнь.

Надо сказать, что и маленькие дети иногда видят сновидения, где фигурируют различия полов, однако они сводятся к одежде, прическе, особенностям игровой деятельности, присущей мальчикам и девочкам, но никогда не содержат сексуального компонента. Это привилегия более старшего возраста, когда созревает половая функция.

Критический разбор данных о сновидениях, связанных с проявлением сложных и тонких человеческих чувств, включая интимные стороны жизни, даже любовь во всем многогранном ее проявлении, показывает, что в основе возникновения таких снов лежат объективные факторы, в той или другой степени поддающиеся строгому научному анализу.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2010-2017
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://ezoterikam.ru/ "Ezoterikam.ru: Библиотека о непознанном"