БИБЛИОТЕКА
ССЫЛКИ
КАРТА САЙТА
О САЙТЕ





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Учителя Гитлера

Выше мы много раз указывали читателю на существование сильного мистического, люциферианского, демонического, сатанинского движения. Такое движение объясняет большое количество страшных событий куда более реалистично, чем делают историки нацизма. Мы считаем, что нельзя ограничивать себя, как это делают историки, объясняя нацизм только манией власти сифилитика, садизмом кучки невротиков и рабским повиновением толпы запуганных трусов.

Еще одна оговорка. Авторы употребляют слова люциферианский, демонический, сатанинский и подобные им не потому, конечно, что они верят в Сатану, Люцифера и тому подобное.

Издавна и до настоящего времени люди привыкли подразумевать под указанными понятиями нечто им чуждое, враждебное, нечто зломыслящее против их свободы, их совести, и, вместе с тем, скрытное, боящееся света дня. Тайный заговор против человечества во имя захвата власти над людьми и во вред им. Словом, авторы пользуются признанной терминологией, не изобретая своей собственной.

Сейчас мы перейдем к некоторым сторонам нацизма, до сих пор не освещенным, но имеющим тесную связь с тайными аспектами "магического социализма": к тайному обществу Фуле, к Черному Ордену и к обществу Аненербе.

Осенью 1923 г. в Мюнхене от последствий отравления ипритом на Западном Фронте первой мировой войны умер Дитрих Экарт, человек незаурядный, поэт, драматург, журналист. Перед смертью Экарт прочел молитву собственного сочинения перед черным метеоритом, который он назвал "мой камень Каабы". По завещанию Экарта этот камень получил профессор Оберт, один из зачинателей астронавтики. Раньше Экарт отослал Карлу Гаусгофферу длинную рукопись. Приведя свои земные дела в порядок, Экарт умер, но общество Фуле продолжало жить и скоро оно попробует изменить мир и жизнь в мире.

В 1920 г. Дитрих Экарт и другой член Фуле архитектор Альфред Розенберг познакомились с маленьким бывшим ефрейтором и нынешним маляром Адольфом Гитлером. Первое настоящее свидание с этим многообещающим человеком члены Фуле назначили в "доме Вагнера" в Байрето. В течение трех последующих лет они тщательно формировали Гитлера, руководили его мыслями и поступками. Экарт обучал Гитлера письменно выражать свои мысли и выступать перед массами. Конрад Гейден пишет: "Экарт духовно лепил Адольфа Гитлера".

Происходило двойное обучение: догма для пропаганды - пища для широких масс, нечто зажигательное и на вид весьма значительное, похожее на "водянистый суп для нищих", по выражению Рета и по сравнению с главным, с тайной догмой. О последней можно составить себе представление по забавной и не замеченной тогда брошюре Экарта "Большевизм от Моисея до Ленина".

В 1923 г. Дитрих Экарт стал одним из семи членов - основателей национал-социализма. "Семь" считается священным числом и было избрано сознательно. Осенью того же года перед смертью он завещал друзьям: "Идите за Гитлером. Он поведет танец, но музыку написал я. Мы дали ему способы общения с Ними... Не оплакивайте меня. Мне удалось воздействовать на Историю больше, чем какому-либо другому немцу..."

Легенда Фуле лежит в истоках германских преданий. Это остров где-то на Севере, ныне исчезнувший из глаз людей. Фуле, как и Атлантида, был легендарным центром магической цивилизации. Для Экарта и его друзей не все тайны Фуле потеряны. Особенные существа, посредники между людьми и "тем, что ТАМ", располагают хранилищем сил, доступным для посвященных в тайну. Оттуда можно черпать, чтобы дать Германии власть над миром и сделать из нее провозвестницу грядущего сверхчеловечества. Настанет день, когда из Германии двинутся в бой легионы, чтобы смести все препятствия на духовном пути земли. Их поведут непогрешимые вожди, черпающие в хранилище Сил и вдохновленные великими древними. Таковы мифы, изложенные в арийском учении Экарта и Розенберга, которым пророки магического социализма наполнили медиумическую душу Гитлера.

Общество Фуле тех лет было хотя и сильной, но малой машиной для перемешивания мечты с действительностью, для трансформации реального по "законам" ирреального. Авторам кажется, что только в дальнейшем, под вмешательством Карла Гаусгоффера, общество Фуле приняло свой окончательный вид тайного общества посвященных, находящихся в контакте с невидимым, и сделалось магическим центром нацизма.

По мнению оккультистов внутренние силы членов группы образуют общую цепь. Но пользоваться ею в целях группы можно только через посредство медиума, который аккумулирует силу, а который управляет - маг. В обществе Фуле медиумом был Гитлер и магом Гаусгоффер. Разумеется, для авторов все это только терминология, авторы не оккультисты и пользуются общеизвестными терминами условно, для упрощения. А также и потому, что большое число людей, лично наблюдавших Гитлера, тоже не нашли других выражений.

Раушнинг писал о Гитлере: "Приходится вспоминать о медиумах. В обычное время эти медиумы - рядовые, посредственные люди. Внезапно, так сказать, с неба, к ним падает власть, поднимающая их высоко над общим уровнем. Что-то внешнее, по отношению к личности медиума, он как бы одержим. Затем он опять возвращается к обыденному. Для меня бесспорно, что подобное происходило с Гитлером. Персонаж, носивший это имя, был временной одеждой квази-демонических сил. При общении с ним ощущалось соединение банального и чрезвычайного, невыносимой двойственности. Подобное существо мог выдумать Достоевский: соединение болезненного беспорядка с тревожным могуществом.

Штрассер: "Слушавший Гитлера, внезапно видел явление вождя Славы... Будто бы освещалось темное окно. Человек со смешной щеточкой усов преображался в архангела. Потом архангел улетал и оставался усталый Гитлер с тусклым взором".

Бушез: "Я видел его глаза, сделавшиеся медиумическими... Иногда происходил процесс преображения, нечто, как виделось, вселялось в оратора, из него исходили токи... Затем он опять становился маленьким, даже вульгарным, казался утомленным, с опустошенными аккумуляторами".

Франсуа Понсе: "Он входил в подобие медиумического транса. Его лицо выражало экстатический восторг, сзади этого "медиума" стоял не один человек, но группа, магическая энергоцентраль".

Наши изыскания убедили нас - надеемся, часть нашего убеждения мы сообщили читателю, - что сам Гитлер был вдохновлен не тем, что содержалось в его руках, не простенькой внешней теорией нацизма. Гитлера увлекали силы и учения, не имеющие стройной координации между собой, но от этого еще более опасные.

В Гитлера набили мысли, далеко превосходящие его собственные мысли, его умственные способности и его возможности самому почерпнуть что-либо подобное путем самостоятельного изучения, самостоятельных размышлений: его переполнили. Народу и своим сотрудникам Гитлер лишь сообщал грубо-вульгаризованные отрывки.

Д-р Ашилль Дельма пишет: "Подобно мощному резонатору, Гитлер действительно был "барабаном", как он хвастался на скамье подсудимых в Мюнхене. Барабаном он и остался. Однако он прочно удерживал в себе то, что отвечало его жажде власти, что отвечало его стремлению господствовать над миром и его одержимости мечтой о биологической селекции, нужной для сотворения человека-бога".

И, добавим мы, еще об одной одержимости - изменить жизнь планеты. Такое выхлестывается наружу, выбрасывается внезапно. Раушнингу Гитлер сказал: "Наша революция есть новый этап, вернее окончательный этап революции, который ведет к прекращению хода истории".

И еще тому же собеседнику:

"Вы ничего не знаете обо мне. Мои товарищи по партии не имеют никакого представления о намерениях, которые меня одолевают. И о грандиозном здании, по крайней мере, фундаменты которого будут заложены до моей смерти. Мир вступил на решающий поворот. Мы у шарнира времени. На планете произойдет переворот, которого вы, непосвященные, не в силах понять... Происходит нечто несравненно большее, чем явление новой религии".

Здесь мы встречаем человечески понятное стремление высказаться. Это выхлест, и не собственных мыслей Гитлера, но и не горбигерианских, бендеровских и тому подобных. Хотя оттуда тоже нечто заимствовано. Но и горбигерианство, и бендеризм при всем их размахе, суть пища для масс, крепкое пиво для воображения первого встречного. Вспомните приведенное выше решение Гитлера в споре горбигеровцев и бендеристов. Из Гитлера вырывается наружу внушенное ему членами общества Фуле, Экартом и Карлом Гаусгоффером.

Карл Гаусгоффер занимал кафедру в Мюнхенском университете. Один из его ассистентов, член общества Фуле, как и сам профессор, в нужное время свел лично Гитлера и Гаусгоффера.

Мы говорим о том Рудольфе Гессе, который во имя безумной попытки бежал из Германии на самолете в 1941 г. Гесс решился на полет после того, как Гаусгоффер сказал, что видел его во сне, летящим в Англию. На Нюрнбергском процессе подсудимый Гесс в редкие минуты просветления от своей необъяснимой болезни, давал показания, что Гаусгоффер был магом и тайным господином. В это время Гесс был последним из общества Фуле. Об этом подробно рассказывает Жак Фишман в книге "Семь человек из Шпандау".

После неудачного путча (8-9 ноября 1923 г.) Гитлер был в тюрьме Ландшург, Гаусгоффер вместе с Гессом почти ежедневно навещали Гитлера. Гаусгоффер посвящал, ученик внимал. Оставаясь затем вместе с Гессом, Гитлер устраивал словесную амальгаму из тезисов Гаусгоффера и проектов Розенберга. Своенравный цензор Гесс следил, чтобы тайное учение таковым и осталось. Так была продиктована книга Гитлера "Майн Кампф".

Карл Гаусгоффер родился в 1869 году. Он часто бывал в Индии и на Дальнем Востоке. Будучи командирован в Японию, изучил японский язык, был принят в одно из самых значительных тайных обществ тех лет и обязался, в случае неудачи своей "миссии" покончить самоубийством по японскому ритуалу. Для Гаусгоффера германский народ произошел из Центральной Азии, и от индо-европейской расы зависит благородство и величие всего человечества.

Во время войны 1914-1918 гг. молодой по меркам вильгельмовской армии генерал Гаусгоффер обратил на себя внимание пророческим даром. Он удачно предвидел час атаки противника, точки падения тяжелых снарядов, угадывал погоду. Нашли подтверждение и его предсказания о предстоящих политических изменениях в стране противников Германии. В дальнейшем Гитлер обнаруживал такой же дар. Возможно, ему подсказывал Гаусгоффер... Так, когда Гитлер решился вступить в Рейнскую область, эксперты-международники, в том числе и германские, считали неизбежным военный протест Франции и Англии. Гитлер "видел" иное и не ошибся. Гитлер точно назвал дату своего будущего вступления войск в Париж, день прорыва блокады в Бордо и день смерти Рузвельта.

После окончания первой мировой войны Гаусгоффер вернулся к науке. Он погрузился в политическую географию, основал журнал "Геополитика", опубликовал много научных работ. Эта область его деятельности была основана на узко-материалистическом политическом реализме. Все члены Фуле для внешних высказываний пользовались строго материалистической терминологией. С ее помощью они ловко смешивали карты, протаскивали псевдо-научные концепции.

Под профессором геополитиком Гаусгоффером скрывался восторженный поклонник Игнатия Лойолы, аристократа, офицера и аскета, отрекшегося от мира создателя воинствующего полутайного ордена иезуитов. Через Шопенгауэра Гаусгоффер пришел к буддизму, собирая на всех дорогах "тайны", пригодные для создания системы управления людьми. Это был человек большой и разноликой культуры, одаренный сильной психикой. Есть все основания считать, что именно Гаусгоффер избрал свастику, как эмблему нацистов Германии и всего, что должно было последовать за ее победой.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2010-2018
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://ezoterikam.ru/ "Ezoterikam.ru: Библиотека о непознанном"