БИБЛИОТЕКА
ССЫЛКИ
КАРТА САЙТА
О САЙТЕ





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Другие странные происшествия

В 1886 году Гэрни, Майерс и Подмор опубликовали книгу "Прижизненные призраки"*. Два больших тома этой книги содержат описания более 700 необычайных происшествий, от которых часто мороз продирает по коже. Они основаны на рассказах разных лиц о необычайных событиях из их собственной жизни. С того времени тысячи подобных случаев были собраны различными обществами и группами, занимающимися психоисследованием, с целью дать окончательное доказательство существования духов, привидений, телепатии, ясновидения и проскопии. Ни одна из расследованных историй не выдержала критического анализа.

* (Русский перевод издан под этим названием в 1895 году. - Прим. перев.)

Журналы и картотеки Общества психических исследований содержат тысячи и тысячи описаний таких спонтанных событий. В своей книге "Человеческая личность", написанной в 1947 году, Г. Тиррелл приводит несколько извлеченных оттуда примеров. Он твердо верил в сверхъестественное, и поэтому разумно предположить, что описанные им случаи составляют лучшее, что ему удалось отыскать для доказательства реальности экстрасенсорных феноменов. Между тем достаточно прочесть его описание, чтобы увидеть, насколько эти случаи тривиальны и неубедительны. Тот, кто возразит: "Пусть так, но мне самому известен случай, который объяснить куда труднее", - должен помнить, что у Тиррелла под рукой были все сообщения, способные хоть как-то выдержать критический разбор. Вот первый из случаев, о которых он сообщает.

"Некий каноник Бурн поехал с двумя дочерьми на охоту; дочери решили вернуться домой с кучером, а отец отправился дальше. "Когда мы возвращались домой, - утверждает одна из мисс Бурн в их совместном сообщении, - мы отчетливо увидели отца, он махал нам шляпой и делал знаки, приглашая следовать за ним. Он находился на склоне небольшого холма, и от нас его отделяла ложбина. Моя сестра, кучер и я, мы все узнали отца и его лошадь. Лошадь выглядела такой грязной и испуганной, что кучер высказал предположение, что произошел какой-то несчастный случай. Когда отец помахал шляпой, я отчетливо разглядела марку фирмы Линкольн и Беннет внутри нее, хотя из-за расстояния, разделявшего нас, увидеть ее было совершенно невозможно.

...Опасаясь несчастного случая, мы поспешно спустились вниз. Из-за характера местности мы потеряли отца из виду, однако уже через несколько секунд мы добрались до того места, где только что его видели. Но там не оказалось никаких следов его присутствия и вообще вокруг никого не было. Некоторое время мы кружили там, отыскивая его, но так ничего не увидели и не услышали. Мы вернулись домой, опередив отца на четверть часа. Отец сказал нам, что за этот день он ни разу не был ни в том месте, где мы, казалось, его видели, ни вблизи него. Он не махал нам шляпой, и с ним ничего не случилось. Отец ездил на той единственной белой лошади, которая была в этот день выведена из конюшни" [4].

Тиррелл высказывает свои замечания по поводу этой истории:

"Причина, которая в данном случае привела в движение телепатический механизм, не ясна. С каноником Бурном ничего не случилось. Гораздо чаще видение совпадает с несчастным случаем или с каким-то особым событием, которое происходит с индуктором... Каноник Бурн бессознательно вызвал в мозгу своих дочерей и кучера картину или тему своего присутствия в описанном месте, с подробностями, относящимися к лошади, и т. п." [5].

Если определение телепатии следует столь расширить, чтобы охватить случаи, когда перципиент получает информацию, не связанную ни с каким реальным происшествием, то нормальные средства проверки становятся, по-видимому, неприменимыми. В описанном случае несколько человек думали, что имеют телепатическую связь, а проверка показала, что никакой связи на самом деле не было. С другой стороны, если бы несчастный случай действительно произошел, то речь шла бы не о телепатии, а о нормальном наблюдении. Во всей этой истории требуется, по-видимому, объяснить лишь одно: почему три человека одновременно увидели в отдалении (или думали, что увидели) всадника на лошади. Таким образом, объяснение следует здесь искать скорее в области психологии, чем парапсихологии.

Полное расследование этой истории потребовало бы независимого опроса всех трех очевидцев, но, поскольку они уже могли обсудить это происшествие между собой, их утверждения нельзя считать независимыми. Скорее всего, они действительно видели что-то и решили, что это каноник Бурн, но на самом деле это было нечто иное (разумеется, если он говорил правду о том, где он был в этот день, и если у него не было провала памяти). Очевидцы сообщают, что лошадь казалась грязной, хотя на таком расстоянии разглядеть грязь они не могли; они могли установить, что лошадь покрыта грязью, только путем умозаключения. Очевидно, они видели лошадь, похожую на лошадь каноника Бурна, и сочли, что это его лошадь, но только забрызганная грязью.

В том, что одна из дочерей видела марку фирмы Линкольн и Беннет внутри шляпы, также нет ничего необычного. Любой студент-психолог, работающий с тахископом* наблюдает множество подобных случаев. Испытуемому показывают в тахископе рисунок так, что он видел его очень короткое время, скажем 1/50 секунды. Затем испытуемого просят точно нарисовать то, что он видел.

* (Тахископ - одна из первых машин для показа "живых картинок". Основной ее частью является большой диск, по окружности которого размещаются прозрачные стеклянные диапозитивы, которые освещаются при вращении колеса импульсным источником света. Диапозитивы разглядывают сквозь отверстие. - Прим. перев.)

Испытуемые, как правило, допускают отклонения от оригинала и вносят в свой рисунок детали, которых в оригинале не было. Они рисуют то, что, по их мнению, должны были увидеть, на основе отождествления показанного рисунка с каким-либо известным предметом. В реальной жизненной ситуации это человеческое свойство принимает куда более поразительные формы, чем в лаборатории.

Если верить утверждениям очевидцев и каноника Бурна, то в этом месте, возможно, находился какой-то другой человек, которого сестры приняли за отца. Отождествление его с отцом основано только на фирменной марке внутри шляпы, которую увидела одна из них и которая, по ее же собственным словам, была нераспознаваема.

Если они ее все же распознали (ошибочно), были при этом сильно взволнованы (что вполне могло быть из-за слов кучера о несчастном случае) и разговаривали друг с другом, так что каждый из них воздействовал на остальных путем внушения, то они вполне могли искренне поверить, что видели именно каноника Бурна, хотя он и утверждал, что не был в этом месте. На участников этого происшествия оно могло по многим причинам произвести достаточно сильное впечатление, но у тех, кто про него читает, оно вряд ли вызовет даже недоумение.

В аннотации Общества психических исследований книга "Прижизненные призраки" характеризуется следующими словами: "Здесь можно сделать только один вывод: аналогичные совпадения слишком многочисленны, чтобы их можно было объяснить случайностью, а установить для них иную причину, кроме случайности, значит доказать телепатию" [6]. И все же истории подобного рода, сколь бы многочисленны они ни были, не могут служить доказательством существования призраков или экстрасенсорного восприятия, если они не подкрепляются свидетельствами другого рода. Без такого подкрепления они просто демонстрируют всеобщую распространенность явлений, хорошо известных психологии. Чем больше накапливается таких историй, тем большей становится вероятность найти среди них поистине необычайные совпадения.

Эти описания составляют специфическую выборку из многомиллионной совокупности явлений обыденной жизни, которые происходили в нескольких странах; они были отобраны из-за своей необычности, и можно думать, что именно поэтому люди рассказывали о них и писали. Члены различных обществ, сообщавшие о подобных случаях в печати, несомненно, представляли себе, как важно было бы найти подкрепляющие факты, и тем не менее до сих пор им так и не удалось найти ни одной истории такого рода, которая подкреплялась бы обширными данными.

Личные особенности очевидцев вносят обычно искажения в их рассказы о сверхъестественных процессах. В следующем отрывке из уже рассмотренного нами признания Дугласа Блэкберна, которое он сделал в 1911 году, подводится итог его впечатлениям, полученным в роли исследователя:

"Я убежден, что эта склонность к обману распространена среди людей с "хорошей репутацией" гораздо сильнее, чем это предполагается. Я знавал жену епископа, которая, когда ей указали на расхождение во времени в рассказе о смерти в Индии и появлении фантома-двойника в Англии, вполне сознательно передвинула время действия своей обстоятельной истории на много часов, чтобы подогнать ее под изменившиеся обстоятельства Я вновь и вновь сталкивался с этим процессом отделки рассказа о телепатии и, вполне сознавая значение моих слов, утверждаю, что среди сотен историй, которые мне пришлось проверить, я не нашел ни одной, не содержавшей в себе слабого звена, мешающего принять ее за научно установленный факт. Совпадения, которые выглядят как хороший телепатический rapport*, случаются со многими из нас. Я могу насчитать несколько таких совпадений в моей собственной жизни, но я не стал бы представлять их в качестве идеального доказательства.

* (Контакт (франц.).)

Рискуя кого-то обидеть, я тем не менее обязан сказать, что в огромном большинстве случаев, которые я исследовал, главные действующие лица либо были склонны верить в сверхъестественное, либо же, на мой взгляд, менее всего подходили на роль аккуратных наблюдателей, способных установить факты в их строгой математической форме. То, во что хочется верить, не требует доказательств. Безусловно, поднимется буря протестов, если я стану утверждать, что основной причиной веры в психические феномены служит неспособность большинства людей к точным наблюдениям и их неумение оценивать доказательность полученных данных, плюс ко всему желание считать эти феномены реальными. Как ни удивительно, но мне так и не удалось после сотен опытов найти человека, способного по прошествии десяти минут точно описать ряд простых действий, которые я выполнил в его присутствии. Отчеты мистера Майерса и мистера Гэрни, этих опытных и добросовестных наблюдателей, содержат массу невероятных неточностей. Например, описывая один из моих "экспериментов", они категорически заявляют, будто "ни разу Б. даже слегка не прикасался к С". Я касался его восемь раз, ибо это был единственный код, разработанный нами к тому времени" [7].

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2010-2017
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://ezoterikam.ru/ "Ezoterikam.ru: Библиотека о непознанном"