БИБЛИОТЕКА
ССЫЛКИ
КАРТА САЙТА
О САЙТЕ





предыдущая главасодержаниеследующая глава

"Необъяснимые происшествия"

Наверное, в жизни у многих людей бывали происшествия, которые казались им загадочными и необъяснимыми. Некоторые события повседневной жизни кажутся странными, если не удается установить их причину. Это может происходить по-разному. Ниже я опишу некоторые типичные случаи.

Две цепочки событий с общим звеном. Я шел как-то по деревенской улице и в голове у меня звучал мотив песенки, но я не напевал его и не насвистывал. Навстречу мне ехал на велосипеде мальчик, и, когда он проезжал мимо, я услышал, что он насвистывает тот же мотив и притом в такт со мной. Я пошел дальше, ломая голову над таким совпадением, но вскоре из открытого окна одного дома до меня донеслась та же песенка - ее передавали по радио. Я решил поэтому, что оба мы стали думать об этой песенке, услышав, как ее передают по радио в домах, мимо которых шел наш путь. Если бы после встречи с мальчиком я не прошел мимо еще одного такого дома, это совпадение осталось бы для меня загадкой, а если бы подобные совпадения повторились несколько раз, то я, чего доброго, уверовал бы в ЭСВ.

Кажущиеся совпадения часто могут возникать именно так, один и тот же стимул может направить мысли двух людей по одинаковому руслу. А когда позже один из них заговорит о том, о чем думает другой, эту причину будет уже невозможно проследить.

Другой случай, происшедший со мной, быть может, пояснит мою мысль. Вернувшись в 1960 году в Англию после посещения Парапсихологической лаборатории при Университете Дьюка, я вместе со своей женой ехал по Манчестеру на автомобиле. Вдруг я вспомнил, как до этого посещения я ожидал, что увижу лаборатории, где сотрудники в белых халатах перекладывают карты Зенера, колода за колодой. Между тем я почти не наблюдал такой деятельности. Мне вспомнились также регулярные утренние встречи, на которых за чашкой кофе велись продолжительные обсуждения, и я подумал, что интересно узнать, больше ли было выпито чашек кофе, чем сделано прогонов колоды Зенера. В этот момент моя жена вдруг сказала, что сейчас ей очень хотелось бы выпить кофе.

В этом случае я не мог вспомнить никакого общего стимула, который побудил бы и мою жену и меня подумать о кофе. И все же, если только это не было чистым совпадением, возможно, что подобный стимул подействовал за несколько минут до этого, но уже успел изгладиться из моей памяти. Быть может, мы проехали мимо щита с рекламой кофе, или мимо кафе, или в воздухе на мгновенье запахло кофе, или же, наконец, слово, похожее на "кофе", могло привести в движение цепь ассоциаций, общую для нас обоих. Возможно даже, что мы незадолго до этого говорили о кофе, но я об этом забыл.

Но даже если здесь произошло чистое совпадение, то и такую возможность не следует исключать. В мире, где живет свыше трех миллиардов человек, в жизни каждого человека каждый день происходят сотни событий, и поэтому ежедневно должны возникать многочисленные совпадения, и притом такие, у которых шансы случайного возникновения имеют порядок 1 миллиона к 1.

Неуловимость воспоминаний. Большинство людей знает, что такое иллюзия зрения*. При взгляде на помещенный здесь рис. 9 большинство людей скажет, что линия А кажется длиннее линии В. Если эти линии измерить, то обнаружится, что на самом деле линия В длиннее.

* (См. И. Д. Артамонов, Иллюзии зрения, М., "Наука", 1969. - Прим. перев.)

Рис. 9. Какой из двух отрезков линии, А или В, кажется Вам более длинным? Решив это, проверьте себя
Рис. 9. Какой из двух отрезков линии, А или В, кажется Вам более длинным? Решив это, проверьте себя

Такой обман зрения может озадачить, однако отрицать его нельзя, поскольку длину линий можно измерить линейкой. Но вот иллюзии памяти куда менее ощутимы, поскольку редко удается сравнить свои воспоминания о событиях с тем, что произошло в действительности. Пытаясь вспомнить события прошлого, мы полагаемся на мимолетный эпизод, который наступил и прошел. К тому же мы далеко не всегда ожидаем того, что случается в повседневной жизни. Может понадобиться вспомнить быстро промелькнувшее событие, которое мы в тот момент не старались запомнить. Воспоминание это может быть неясным или поразительно четким, но ни в этом, ни в другом случае обычно нет способа проверить его точность.

Неуловимость снов. Процесс восстановления в памяти какого-либо события, происшедшего с нами наяву несколько лет назад, является довольно четким по сравнению с восстановлением в памяти сна, который мы видели накануне. Многие люди рассказывают свои сны с величайшей уверенностью, но поскольку соя относится к внутренней жизни человека, проверить его реальное содержание невозможно. Не удивительно, что сны участвуют во всякого рода "психических событиях". При восстановлении сна в памяти опасность не исчерпывается легкостью, с какой можно изменить или приукрасить его содержание, - сама датировка сна представляет огромную трудность. Если, услышав о каком-то событии, человек вспоминает, что он видел случившееся во сне за несколько дней до того, как оно произошло в реальности, то никто не может проверить этот факт. Может быть, на самом деле он вспомнил нечто действительно случившееся, а быть может, он просто придумал свой сон, пока слушал рассказ о событии, и отнес его к нужному моменту прошлого.

Большинство воспоминаний о событиях прошлого можно локализовать во времени, поскольку они возникают не изолированно, а в едином ряду с тем, что было до них и после них. Если такое окружение отсутствует, то данное воспоминание будет трудно локализовать и оно утрачивает реальность. Снам обычно недостает такого окружения, и, вспоминая сон, почти невозможно гарантировать, что он приснился именно прошлой ночью, а не за несколько ночей до этого или что он не был создан в основном в процессе припоминания. Как память влияет на восприятие, так и условия данного момента времени влияют на процесс припоминания, а если вспоминается что-то смутное, вроде сна, то количество разных добавлений и изменений может оказаться весьма значительным.

Влияние прошлого опыта. Наша реакция на ту или иную ситуацию в какой-то мере определяется нашими ожиданиями. Если суеверный человек бродит по дому, который, как он думает, посещают приведения, то при малейшей возможности он привидение встретит. Человек, который в привидения не верит, но которому сказали, что в доме много крыс, с большей вероятностью увидит крысу. Жизненный опыт, существенно влияющий на реакцию человека, может быть недавним, но может относиться к далекому прошлому этого человека. На реакцию человека в "психической" ситуации особенно сильно влияют события раннего детства. Большинство людей знакомится в детстве с волшебными сказками, рассказами о привидениях, суевериями и религиозными идеями, то есть со всем тем, что лучше согласуется с парапсихологической, чем с научной, картиной мира. Во всем этом воплощены принципы, из которых слагается вера в парапсихические явления.

Взрослый может больше не верить в привидения, но то, что он когда-то в них верил, будет на него влиять. При чтении хорошо написанного рассказа о привидениях у него, как и прежде, могут побежать по спине мурашки. Вера, привитая в детстве, скорее всего дает о себе знать в моменты эмоционального возбуждения, напряжения, усталости или болезни, а также в старости. Даже у человека, относящегося к паранормальному с самым неискоренимым скептицизмом, вероятно, возникают иногда мысли, которые представляются ему иррациональными.

Но ведь большинство людей - не скептики. Они готовы уверовать во все, что уведет их от мира суровой реальности в мир суеверий. И нет ничего удивительного в обилии сообщений о странных событиях, а также и в том, что они не выдерживают критического анализа.

В предыдущем разборе мы рассматривали необыкновенные события в жизни нормальных людей. Если же учитывать свидетельства анормальных людей, как это сделал Д. X. Роклифф в своей книге "Психология оккультного", то сообщения о поразительных происшествиях становятся еще более частыми. Широкое распространение историй о парапсихических феноменах объясняется еще и тем, что газеты нуждаются в читателях для поддержания тиражей. По этой причине газетные описания имеют оттенок сенсационности, а репортеры и редакторы приукрашивают самые заурядные новости, стремясь их оживить. Подобные истории часто преподносятся так, чтобы читатель был убежден в их подлинности, причем репортер нередко делает это неумышленно. Он ищет новостей и готов использовать любой ценный для него материал. Обычно у него мало времени для подробной проверки, и он вынужден полагаться на то, что ему говорят. А те, кого он интервьюирует, стремятся поразить его ничуть но меньше, чем он сам - читателей.

Статья Поллака "ЭСВ и раскрытие преступлений" появилась в журнале "Зис уик" 26 февраля 1961 года. В ней описывалась работа В. X. К. Тенхэфа - директора Парапсихологического института при Утрехтском университете в Голландии, - который, по его утверждению, помогает полиции в раскрытии преступлений. Он собрал группу людей, которых называет парагностами и которые якобы обладают даром ясновидения. В статье Поллака, в частности, говорится:

"Одно из первых успешных дел я проверял по архивам голландской полиции и в Парапсихологическом институте. 5 декабря 1946 года в 5 часов 45 минут вечера хорошенькая блондинка 21 года возвращалась домой по тихой проселочной дороге вблизи городка Вирден, Голландия. Внезапно из-за каменного здания склада выпрыгнул человек, который напал на нее и ударил несколько раз молотком по шее и по плечам. Прежде чем он успел скрыться в темноте, она вырвала у него молоток. Полиция обратилась к доктору Тенхэфу, и тот приехал в полицейский участок вместе с Жераром Круазе - одним из своих парагностов. Поскольку девушка находилась в больнице, Круазе ее не видел. Под скептическими взглядами полисменов он поднял молоток, сжимая его рукоятку своей большой рукой, и сосредоточился. "Он рослый и темноволосый, лет 30, с изуродованным левым ухом, - сказал парагност. - Но этот молоток не его. Его владельцем был человек лет 55, которого преступник часто посещал в маленьком белом домике... здесь неподалеку. Это один из трех домиков, совсем одинаковых".

Изуродованное левое ухо было основной уликой. Через несколько месяцев полиция задержала по другому делу рослого, темноволосого 29-летнего мужчину, обвиненного в нарушении общественной нравственности. Его покрытое рубцами набрякшее левое ухо послужило причиной расследования, связанного с первым нападением. В конечном счете он признался, что напал с молотком на девушку. Молоток, по его словам, он взял у приятеля, который, как обнаружила полиция, жил на краю города в белом домике, расположенном рядом с двумя точно такими же домиками, стоящими по обеим сторонам от него.

Картотека д-ра Тенхэфа набита описаниями подобных случаев. Каждый документирован, то есть снабжен записью или стенограммой предсказания и заявлениями свидетелей и полиции, подтверждающими его точность". [Курсив всюду мой. - Автор.]

Я послал эту статью в полицейский участок Вирдена, прося проверить, согласуется ли она с данными в их архиве, и получил следующее письмо от Э. Д. Маальдринка - бургомистра:

Вирден, 22 марта 1961 г.

Сэр!

С большим интересом и с еще большим изумлением я прочел ваше письмо от 9 марта. Как можно так исказить простую историю?! Быть может, ответ здесь прост: если кто-то хочет увидеть нечто особенное, то через некоторое время он это увидит, даже если этого и не было.

Ваше письмо было передано мне, поскольку в Голландии бургомистр, как правило, возглавляет местную полицию, и поэтому я попытаюсь ответить на него. Я не очень силен в английской грамматике и прошу вас без стеснения обратиться ко мне вновь по поводу вопросов, которые описаны мной недостаточно ясно.

5 декабря 4946 года, когда началась эта история, я был уже бургомистром города Вирден, в провинции Оверэйсел, Голландия.

В целом община, во главе которой я имею честь и удовольствие стоять, насчитывает около 15000 граждан, живущих в двух населенных пунктах: в Вирдене (6000 жителей) и в Энтере (4000), а остальное население - фермеры - живет в окрестности этих городов.

Девушка, о которой идет речь, и в самом деле хорошенькая, жила со своими родными на ферме, километрах в трех от Вирдена.

Вечером 5 декабря она возвращалась домой на велосипеде по песчаной дороге, держа в одной руке картонную коробку с тортом, поскольку это был вечер, когда празднуется народный домашний праздник Сайта Клауса.

На нее действительно напал мужчина, когда она находилась метрах в 700 от дома. Он не выпрыгнул из-за каменного здания склада. Вблизи нет ни одного строения.

Мужчина ударил ее два раза молотком по голове, а не по шее и по плечам. Затем он увидел фонарик другого приближавшегося к ним велосипеда и убежал, оставив раненную девушку и молоток.

Девушку доставили домой, но не было необходимости отправлять ее в больницу.

Полиция, разумеется, старалась сделать все, чтобы отыскать этого человека, но поначалу безрезультатно.

Через несколько дней стали поговаривать об одном молодом человеке по фамилии К. Кто первый упомянул его имя, неизвестно. Он был женат уже год и несколько месяцев, и у его жены родился первый ребенок. Его имя называли, должно быть, потому, что несколько раз было замечено, как он совершал или пытался совершить эксгибиционистские акты.

Истину тут мы установить не могли. Как вы знаете, люди избегают говорить о таких вещах.

Единственной уликой был молоток. Чтобы найти владельца, его выставили в витрине бакалейщика в Вирдене, но, по-видимому, никто его не опознал.

Затем, через несколько недель, быть может даже через шесть, ко мне пришел один пожилой землевладелец, который живет в сельской местности неподалеку от места, где было совершено нападение.

У него служила сестра девушки, подвергшейся нападению, и она теперь не решалась возвращаться домой, если ее не провожал хозяин.

Последнему, конечно, докучали эти ежевечерние поездки, и он попросил у меня позволения отвезти молоток к мистеру Круазе и попросить у него информации.

Так и было сделано. Я не знаю, кто именно посетил мистера Круазе, жившего тогда в Энсхеде*.

* (Энсхеде - город в Голландии. - Прим. перев.)

К несчастью, мне неизвестно также, был ли он предварительно извещен об этом визите. Последнее, как оказалось, является очень важным обстоятельством в делах такого рода.

О молотке Круазе сказал, что он находился за большим окном. И действительно, он был выставлен в витрине бакалейщика.

Затем он сказал, что владелец окна или владелец молотка страдает заболеванием дыхательных путей. У бакалейщика и в самом деле был бронхит.

О человеке, совершившим нападение, он сказал, что тот живет в небольшом домике, довольно похожем на домики двух его соседей, с каменным колодцем позади него.

Если вы верите в телепатию, то вы можете решить, что присутствовавший там полисмен подумал в этот момент об очень похожем на это описание домике К, а мистер Круазе почувствовал это!

Далее он сказал, что преступник - молодой человек, но ведь всякий сочтет, что такие глупые поступки скорее совершают молодые люди, чем пожилые. К. родился 16 декабря 1919 г.

Круазе сказал также, что у нападавшего изуродованное ухо и что у него есть кольцо с голубым камнем.

Полиция не могла никаким способом использовать эти сообщения. Оба уха у К. целы, а если он и имеет кольцо с голубым камнем, то, должно быть, никогда его не носит.

Так месяцы проходили один за другим, без всякого результата для вирденской полиции.

Затем ранней весной 1947 года К. был арестован вблизи города Алмело (который лежит всего лишь в 5 километрах от Вирдена) в момент совершения акта эксгибиционизма.

Его допрашивали в полиции несколько часов подряд, и наконец он сознался.

Мы даже и теперь не знаем, кто был владельцем молотка. В то утро один из моих полисменов спросил его об этом, но мистер К., отказался сказать нам, поэтому мы думаем, что он его украл [9].

Поллак говорит, что он проверил этот случай по архивам голландской полиции. Я написал в журнал "Зис уик", указав на несоответствия в описании, и попросил, чтобы мне сообщили, что именно почерпнуто из полицейского архива, с которым ознакомился Поллак. Мое письмо не было опубликовано, но из ответа, который я получил от Поллака, можно видеть, что самым близким к полицейскому архиву местом, куда он заглянул, была картотека Парапсихологического института. Там он видел подлинное письмо бургомистра Тенхэфу, однако, если он не читает по-голландски, это не имело для него особого смысла.

Я получил еще два сообщения, касающиеся этой истории. Первое - от голландского парапсихолога П. Б. Оттервангера, который уже много лет критически следит за деятельностью парапсихологов в Голландии. Он подтвердил то, что сообщил мне бургомистр, и заявил также, что остальные случаи, приведенные Поллаком в его статье, изложены столь же неточно.

Круазе жил в Эсхеде, менее чем в 17 милях от Вирдена, и некоторое время работал там рассыльным у бакалейщика. Поэтому он мог знать того бакалейщика, в витрине которого был выставлен молоток, и мог слышать об этом преступлении. Таким образом, если даже вся информация, которую он дал, оказалась верной, удивляться этому не стоит.

Интересно, что описание в газете содержит подробности, отсутствовавшие в сообщении Тенхэфа. Сообщение Тенхэфа точно, однако он не упоминает, что полиция подозревала К. с самого начала и что некоторые из указаний Круазе оказались неверными. Он сообщает, что девушку ударили по голове. Он ничего не пишет о каменном здании склада. Он не упоминает о пребывании девушки в больнице. И он не упоминает, что Круазе не говорил ничего полезного до тех пор, пока ему не рассказали, что молоток использовался для покушения на убийство.

Вирденская история вновь всплыла в статье Сиднея Каца "Первое сообщение об экстрасенсорных способностях у канадцев", опубликованной в 1961 году в "Маклинз Мэгэзин". К этому времени она претерпела дальнейшие изменения.

"Рассказывают, что один из самых одаренных психооператоров доктора Тенхэфа описал неизвестного, напавшего па хорошенькую блондинку, как рослого, темноволосого тридцатилетнего мужщину с изуродованным левым ухом. Он указал далее, что орудием преступления был молоток, взятый у приятеля, который жил в маленьком белом домике, стоявшем рядом с двумя другими белыми домиками. Этой информации, согласно одному сообщению, оказалось достаточно, чтобы полиция смогла арестовать преступника" [10].

Описание Каца служит типичным примером той версии, которая возникает после нескольких пересказов.

В настоящее время, по утверждению медиумов и ясновидцев, они оказывают помощь полиции в поисках преступников, а в некоторых странах полиция пользовалась их услугами и принимала решения, полагаясь на их советы.

Доктор Ф. Бринк - инспектор голландской полиции - обследовал деятельность парапсихологов, чтобы пролить свет на их попытки помочь голландской полиции в раскрытии преступлений. Он прислал мне статью, опубликованную им в журнале "Интернэшенел криминал полис ревью". Очень интересно видеть, как опытный следователь реагирует на уловки медиумов и какие тесты он применяет для проверки их утверждений. Вывод, к которому он приходит, состоит в том, что, хотя полиция и консультируется время от времени с подобными людьми, все же, по его сведениям, она ни разу не извлекла никакой пользы из их предполагаемой способности к ясновидению.

Бринк излагает результаты проделанного им обследования четырех ясновидящих, один из которых очень известен. В частности, при этих тестах ясновидящим давались для осмотра фотографии предметов и людей. Некоторые снимки брались из картотек полиции, другие не имели отношения ни к преступникам, ни к преступлениям. Кроме того, им давались для осмотра оскорбительные или анонимные письма, а также оружие, ножи и ключи. Подобные предметы Бринк называет "индуктивным материалом". Бринк пишет:

"Для этих тестов характерно разнообразие обстановки и процедур. Тесты, проведенные в течение одного с лишним года, не выявили ничего, что можно было бы рассматривать как действительно полезное для уголовного следствия. Откровения ясновидящих, вызывались ли они предметами, служившими индуктивным материалом, или фотографиями (этих последних они иногда получали до 24 штук для одной задачи), результат неизменно оказывался нулевым...

Манеру ясновидцев характеризует еще одна любопытная особенность, которая поражает всякого, кто слушает их откровения, записанные на магнитофон. Ясновидящие предпочитают выражать почти все свои замечания, сообщения и выводы в форме вопроса. Даже в тех случаях, когда от экспериментатора, к которому они обращаются в такой манере, нельзя ожидать прямого ответа и когда они знают об этом или хотя бы предполагают, что это так, они все же упорно следуют своей привычке.

В этой связи стоит отметить, что в случае, когда на зондирующие вопросы вроде "не могло ли оказаться, что..." дается положительный ответ, ясновидец тотчас же пытается внушить экспериментатору, что заработал очко, и заявляет: "Я же вам это и говорю!" - так, словно за его специфической манерой выражаться стоит реальное знание, а не старание нащупать почву.

В тех случаях, когда экспериментатор не реагирует на подобную приманку, ему все же трудно скрыть непроизвольные эмоциональные сенсорно-моторные реакции, проявляющиеся в виде мимики, мышечных сокращений и т. д. Сдержать эти непроизвольные реакции практически невозможно, особенно тому, на кого обрушивается непрерывный поток вопросов" [11].

Недавно, в сороковом ежегодном отчете Американского союза гражданских свобод (АСГС) сообщалось о случае, когда медиум оказался причиной незаконного ареста. Следующий отрывок взят из посвященной этому случаю статьи психиатра С. Х. Лозинского:

"Эта причудливая цепочка событий началась с того, что психиатр из муниципальной больницы предложил полиции воспользоваться услугами одного... (европейского) телепата при расследовании нераскрытого убийства мистера и миссис Кэрролл В. Джексон и их двух дочерей, совершенного в начале 1959 года. В сопровождении представителей уголовной полиции ученый прибыл к тому месту в штате Виргиния, где были найдены трупы, и посоветовал полиции искать человека, который собирает утиль или мусор. Тогда полиция арестовала старьевщика Джона Тармона и подвергла его подробному допросу. Не сумев найти никаких улик против него, полиция убедила его жену подписать прошение об изоляции, после чего в 3 часа утра было проведено поспешное заседание комиссии по определению невменяемости, одним из трех членов которой был упомянутый психиатр. В результате Тармон был признан психически больным и тотчас отправлен в тюремную психиатрическую больницу, находившуюся в двухстах милях. Он был выпущен после того, как адвокат потребовал его освобождения на основании закона о неприкосновенности личности. Это заставило больничных врачей признать, что Тармон психически здоров.

Позднее в результатах следствия, проведенного более обычными методами, ФБР как будто арестовало другого человека".

В заключение Лозинский писал:

"В трагикомические времена, когда и суеверие и психиатрия в равной степени сходят за науку, когда и саму науку заклинают, как первобытное божество, случай Джона Тармона требует сатирического гения Джонатана Свифта" [12].

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2010-2017
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://ezoterikam.ru/ "Ezoterikam.ru: Библиотека о непознанном"